Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Около аптеки много наркоманов куда обращаться

Около аптеки много наркоманов куда обращаться

Около аптеки много наркоманов куда обращаться

Понравился материал?


Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: Отправить Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных Читайте также СЕГОДНЯ 18:49 СЕГОДНЯ 17:37 СЕГОДНЯ 16:00 Сегодня 15:33 7 Марта 2020 13:55 Сегодня 9:30 7 Марта 2020 21:16 Сегодня 8:50 7 Марта 2020 17:36 7 Марта 2020 16:50 7 Марта 2020 16:43 7 Марта 2020 13:49 7 Марта 2020 13:22 7 Марта 2020 11:17 7 Марта 2020 13:50

Аптеки для наркоманов: Бывший сотрудник — о том, как всё устроено

22.07.2015, 14:13 Бывший сотрудник аптеки анонимно рассказал «Нефти» о «наркоманской кассе», продаже препаратов людям, которые употребляют «аптечные» наркотики и проверках «для галочки». Какое-то время я работала в «наркоманской» аптеке. Да, у меня и некоторых сотрудников было конкретное деление фармацевтических фирм на «наркоманские» и обычные.

Когда я работала, всё это было достаточно официально. Конечно, требовался рецепт, но, если посмотреть список препаратов, бумажка от врача требуется на 80% из них. По сути, продавать без рецепта можно всё, что не относится к перечню препаратов строгой отчетности.Вообще, с рецептом никто не приходит покупать такие препараты.

История такая же, как с кодеиносодержащими лекарствами.

Врачи их не выписывают. Даже если пациент предоставляет рецепт — он остается у него. Фармацевт не забирает его себе, чтобы потом отчитаться в ФСКН.

Так что можно было подкопаться, но это было достаточно легально.Проверки устраивали, но чисто «для галочки». Однажды нас оштрафовали за то, что мы отпустили «Кетарол» без рецепта. Одну пачку. В то же время мы продавали более сотни пузырьков глазных капель за ночь, и на это никто не обращал внимания.На препараты [которые покупали наркоманы] распространялась дополнительная наценка, которую устанавливало руководство.

По кассе препарат стоил 100 рублей, продавали за 150. Вырученные деньги отдавались на «нужды аптеки», а часть оставалась у продавца, который работал в эту смену. В итоге фармацевт получал около тысячи рублей «чая» за ночь.

Были люди, которые закупались ингредиентами для «винта».

Брали сиропы от кашля — штук 20-30 за раз. Один-два пакета, как в супермаркете.

Сиропы, йод и другое необходимое для этого.

Ну и спички огромными упаковками в магазинах по соседству.Согласно Правительства Российской Федерации, «Тропикамид» включен в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов для медицинского применения на 2015 год«Тропикамид», например, закупали специально для наркоманов.

Сейчас его стало меньше, так что иногда закупают «Медриацил», но он раза в три дороже. Наверняка есть аптеки, которые под шумок продают тот же «тропик» («Тропикамид» — Прим. ред), но я сомневаюсь, что всё это происходит в прежних объемах.Вообще есть интересные теории по поводу того, как капли для диагностики глазного дна вышли в народ.

Первый вариант: опийные наркоманы использовали его по назначению, чтобы расширить зрачок. Скрыть последствия приема наркотика, а потом уже энтузиасты выявили эффект, который препарат вызывает при передозировке. Кто-то начал употреблять его в тандеме с наркотическими веществами, тем самым усиливая и продлевая эффект.

Также есть теория, что всё это было запущено специально. Криминальный фармацевтический бизнес. Сложно отрицать второй вариант, потому что объемы производства действительно внушающие.

«Тропикамид» с завода выходил в упаковке по 25 штук. За ночь в одной аптеке продавалось около четырех таких упаковок.

Действие «тропика» длится около часа, так что порой один и тот же человек приходил несколько раз за ночь.Не было никакого спектакля: все прекрасно понимали, что это за человек и зачем он пришел. Ребята даже не стеснялись говорить мне «баян трехкубовый».

Говорили на своем языке, и все друг друга понимали.«Когда были перерывы в поставках, этим людям было тяжело объяснить, что товара нет»

Вечером в целях безопасности мы торговали только через окно. Ну и еще была пультовая охрана.

В самой аптеке находился только продавец-фармацевт. В основном это были студентки медицинского университета.Когда были перерывы в поставках, этим людям было тяжело объяснить, что товара нет. Просили, умоляли, потом начинали угрожать.

Для этого и нужно окошечко. Самое забавное, что никто не увольнялся. Постоянный контакт с наркоманами никого особо не смущал.Жалко ли нам было людей?

Нет. Это парадокс, но в сфере медицины ты постоянно сталкиваешься с тем, что люди себя убивают. Постепенно перестаешь жалеть людей вообще. Ворваться в жизнь этих людей и сказать «что вы делаете, остановитесь!» невозможно.

Лечить их? Люди попадают в клиники, заводят связи, узнают новые способы употребления и вещества.Это замкнутый круг.

Это своеобразная каста.Автор: Вадим Трёхколесный Иллюстрации: Вика Шкель 14.07.2015, 12:00

«Нефть» разобралась в особенностях вируса и узнала, возможно ли его появление на территории Тюменской области 03.06.2015, 13:58

Сотрудники «Нефти» о том, как заработали свои первые деньги 27.11.2014, 13:15

О том, почему комиксы становятся популярными в России, нет ли в них тлетворного влияния Запада и как рождаются идеи

Недавно сайт Милосердие.ру предал огласке возмутительный факт, что в ряде московских аптек в свободной продаже находятся наркосодержащие вещества, основными потребителями которых становятся ищущие «кайфа» молодые люди. Слава Богу, материал не остался незамеченым: предлагаем вашему вниманию статьи на эту тему, вышедшие в «бумажной» и электронной прессе

Недавно возмутительный факт, что в ряде московских аптек в свободной продаже находятся наркосодержащие вещества, основными потребителями которых становятся ищущие «кайфа» молодые люди. Слава Богу, материал не остался незамеченым: предлагаем вашему вниманию статьи на эту тему, вышедшие в «бумажной» и электронной прессе.

: Наркотик без рецепта Пресечь снабжение наркоманов через аптеки может только правительство

Факты безрецептурного отпуска в некоторых московских аптеках препаратов, пользующихся с просом среди наркоманов, подтвердились.

В пятницу в ходе рейда по аптечным пунктам оперативникам ФСКН РФ по Москве удалось приобрести запрещенный к свободной реализации препарат буторфанол без рецепта. В рейде принимал участие корреспондент РБК daily. Несмотря на все усилия, закрыть аптеки, в которых без рецепта отпускают анальгетики-опиаты, пока не получится.

Причина – отсутствие законодательной базы.

Около 14.30 в пятницу микроавтобус с оперативниками московского ФСКН и корреспондентом РБК daily припарковался на стоянке возле рынка у станции метро «Петровско-Разумовская». Оперативники предупредили, что, скорее всего, в засаде придется провести довольно много времени. Ведь днем активность наркоманов невысока – контингент подтягивается к проблемной аптеке (ИП Мамадалиев Б.К.

ИНН 771300070903), расположенной между выходом из метро и железной дорогой, ближе к вечеру.

За аптечным пунктом было установлено наблюдение.

Но вскоре и за микроавтобусом наркополицейских тоже начали следить. Вокруг него крутился человек в штатском. Он несколько раз пытался незаметно заглянуть внутрь.

Затем зашел в аптеку, о чем-то переговорил с персоналом.

Потом его опять можно было наблюдать неподалеку от автобуса. В это время рядом постоянно прохаживались сотрудники охраны торгового комплекса. Они многозначительно поглядывали на автобус, поигрывали пневматическим оружием, несколько раз перекидывались парой слов с наблюдателем.

Примерно в 16.00 оперативниками была предпринята первая попытка купить буторфанол без рецепта. Однако продавщица хмуро заявила оперу, игравшему роль наркомана, что «бутика нет и не будет».

Складывалось ощущение, что горе-аптекарей, деятельность которых уже давно заинтересовала органы, кто-то предупредил. Было принято решение демонстративно отъехать от рынка, припарковаться в соседнем квартале и выждать. Около 17.00 наркополицейские предприняли вторую попытку закупки.

«На дело» пошел уже другой сотрудник. К этому времени расположение духа аптекарши явно улучшилось.

Второму ходоку было обещано, что «бутор» будет после 18.00.

В половине седьмого вечера ситуация вокруг аптеки изменилась. Затишье закончилось. Буквально в 20 метрах от входа можно было наблюдать нескольких подростков «наркоманского» вида, которые приставали к прохожим и попрошайничали. Некоторых уже штормило. На полу в общественном туалете рядом аптекой уже валялись первые использованные шприцы.

Третья попытка контрольной закупки увенчалась успехом. Оперативник без лишних разговоров и предъявления рецепта купил один блистер (5 ампул) буторфанола. Правда, ему пришлось переплатить.

Дав продавщице пятисотрублевую купюру, он получил лекарство и всего 100 рублей сдачи. Притом что закупочная цена на препарат – 127 рублей 60 копеек. Таким образом, появились основания для официального визита в аптеку.

Опергруппа в полном составе зашла в помещение и, предъявив документы, предложила запротоколировать факт безрецептурной продажи препарата по спекулятивной цене. Женщины за прилавком отреагировали мгновенно.

Уже через 30 секунд старшему оперативнику был передан мобильный телефон. На связи оказался представитель хозяев аптеки.

Он обещал быстро приехать и «все решить». Без него сотрудничать с полицейскими или оформлять протокол фармацевты отказались. Торговля в аптеке была временно прекращена.

Продавщицы забаррикадировались в служебном помещении, и открывать дверь не желали категорически. Женщина, продавшая препарат без рецепта, особо не волновалась.

Она даже позволяла себе шутить и кокетничать с оперативниками.

«Почему вы мне грубите, называете меня женщиной, – возмущалась она. – Я требую, чтобы меня называли девушкой».

Когда ей задали прямой вопрос, знает ли она, будучи фармацевтом, что буторфанал – это любимое «лекарство» наркоманов, она лишь улыбнулась. Тем временем в аптеку буквально каждые 15 минут заглядывали молодые люди с трясущимися руками, расширенными зрачками и в грязной одежде.

Многим из них на вид не было и 16 лет. Видя, что в помещении происходит нечто необычное, они тут же пытались ретироваться. Их задерживали и спрашивали, что им в аптеке, собственно, было нужно.

Ответ был почти у всех стандартный:

«Я в соседнем ларьке пива хотел купить, а там на мелочь не продают, вот и хотел здесь мелкие деньги поменять»

. Стоит заметить, что у каждого из них карманы были полны металлических монет и десятирублевых купюр.

Кое-кто из самых юных клиентов аптеки чуть раньше был замечен в процессе сбора этого «урожая» рядом со входом.

«Сегодня они еще не наглеют, – заметил один из оперативников. – В прошлый раз в другой аптеке один товарищ постарше, чем эти, прямо сказал: давайте заканчивайте поскорей и уезжайте.

Он и не отрицал, что «бутор» хочет купить.

И не боялся ничего – знал, что не можем мы его привлечь за покупку. Это ж не наркотик. А еще он знал, что как только мы уедем, торговля вновь начнется».

Впрочем, не все потенциальные клиенты спешили удалиться. Одни высокий и очень худой молодой человек в рваном пальто и грязных джинсах простоял, облокотившись на витрину аптеки, примерно минут 30.

Ему явно было плохо. Он был просто не в силах нормально перемещаться и отвечать на вопросы. В конце концов волевым усилием парень оторвался от стены и побрел, раскачиваясь и что-то бессвязно бормоча, в сторону моста через железную дорогу. Представитель хозяина приехал спустя час не один, а с группой поддержки в лице юриста-консультанта весьма респектабельного вида.

Только после этого оперативникам удалось попасть в служебные помещения. В результате протокол обследования помещений все-таки был оформлен.

В нем зафиксировано, что на текущий момент в аптеке имеется ровно столько же буторфанола, сколько было ранее получено по документам.

Откуда взялись неучтенные 5 ампул – не совсем понятно. Продавщица же дала объяснение, что отпустила товар без рецепта по невнимательности. Консультант-юрист обещал, что у проводивших осмотр и закупку будут неприятности.

В этот же день подобные оперативные проверки проводились еще в двух аптеках – на «Войковской» и в районе метро «Текстильщики».

Проверялись факты безрецептурной торговли не только буторфанолом, но и коаксилом – лекарствами, популярными у наркоманов в силу своей дешевизны по сравнению с героином. «Весь этот фармакологический беспредел начался несколько лет назад, когда в Москве стало труднее достать героин, – сообщил РБК daily оперативный сотрудник столичного ФСКН. – А потом наркоманы вошли во вкус.

Лекарства вместо наркотика – это дешево и сердито». В аптечном пункте на Люблинской улице также была произведена удачная контрольная закупка.

Однако ни там, ни на «Петровско-Разумовской» никакая серьезная ответственность провизорам и владельцам аптек не грозит.

«За безрецептурную продажу того же буторфанола мы даже не можем привлечь аптеку к административной ответственности, – заявил РБК daily заместитель начальника Службы по контролю за легальным оборотом наркотиков ФСКН РФ по городу Москве Михаил Ермаков. – Мы можем уведомить о происходящем Росздравнадзор.

– Мы можем уведомить о происходящем Росздравнадзор. После чего они проводят свои проверки. И уже по результатам этих проверок могут административно наказать аптеку.

Теоретически возможно лишение лицензии.

Но это максимум». Впрочем, при огромных оборотах в «наркоаптеках» вопрос с лицензией выглядит вполне решаемым. По словам г-на Ермакова, некоторые столичные аптечные киоски делают на одном буторфаноле до 300 тысяч долларов в месяц, а некоторые фабрики штампуют его в три смены.

«Ситуацию могло бы изменить внесение этого препарата наряду с коаксилом в список лекарств, за безрецептурный отпуск которых предусмотрена уголовная ответственность, – сообщил РБК daily Михаил Ермаков.

– Это развязало бы нам руки. А аптеки моментально перестали бы торговать тем же буторфанолом, опасаясь серьезных проблем. Срок, предусмотренный за такого рода действия, – до 8 лет лишения свободы».

В московском ФСКН утверждают, что соответствующее предложение направлено этой структурой совместно с мэром Москвы в правительство России уже давно. Разговоры же про ведение уголовной ответственности за продажу данных лекарств без рецепта и усилении контроля за их оборотом идут с 2005 года. Однако решения на правительственном уровне до сих пор нет.

Между тем, судя по ажиотажному спросу в аптеках, дорог каждый день. Количество «лекарственных» наркоманов в столице начинает расти в геометрической прогрессии.

И чем дольше будет затягиваться решение данного вопроса, тем серьезнее будут последствия от удара «наркотического цунами». Александр Широков : Нашим детям продают наркотики в аптеках За 250 рублей школьник может теперь купить себе билет на тот свет

Два пацана на лестнице даже не пытаются спрятать шприцы.

«А чего, это ж лекарство», — кривится один из них. Поднимаю упаковку — действительно, в блистерах капсулы под названием «Злотовар»*.

«Вы что, их в аптеке купили?» — «Ага, без проблем». Уже позже я узнаю, что этот препарат можно купить только по рецепту. Но это не мешает тысячам наркоманов ежедневно вгонять его себе в вену.

«Надежда — мой компас земной…» …Аптечный киоск на Люблинской улице у метро «Текстильщики» в среде местных наркоманов — место популярное. Молодежь вокруг него так и вьется. За те несколько часов, что мы просидели в засаде возле аптеки, на одну «здоровую» старушку-покупателя приходилось по 2—3 «больных» парня.

Захожу в аптеку, занимаю очередь в хвосте. Передо мною стоят двое неряшливо одетых парней.

Явные «торчки». Они озираются, шепчутся и нервно пересчитывают мелочь в кулаке.

Заказ называют так же — шепотом. Рука из-за прилавка протягивает им что-то в непрозрачном полиэтиленовом пакете. «Торчки» уходят довольные. Почти счастливые. День у них явно удался. — «Злотовар» есть? — интересуюсь я у рыженькой аптекарши и еле слышно добавляю: — Пацаны сказали, что у вас его брали.
— интересуюсь я у рыженькой аптекарши и еле слышно добавляю: — Пацаны сказали, что у вас его брали.

Девушка бросает на меня быстрый взгляд.

Новенький, да и на наркомана я не похож. — Строго по рецепту, — не хочет рисковать она. Я пытаюсь уговорить, но тщетно… — Ну чего ты так прямо-то, — шепот раздается где-то сзади.

Поворачиваюсь — паренек лет 18. Среднего роста, восточная внешность. Из-под шапки торчит клок черных сальных волос.

Глаза как будто с того света. — Меня бы, б…, попросил. Я бы без проблем сделал. Надя… Надюша… Надежда — мой компас земной… Мне как всегда.

Парень высыпает аптекарше гору мелочи. Та ворчит. Но беззлобно, почти любя… Дожидаюсь чернявого на улице.

Он выходит, пряча за пазухой грязного пуховика пакет. В движениях буквально сквозит нетерпение.

Преграждаю ему дорогу. Парень поднимает глаза, секунду вглядывается мне в лицо и наконец вспоминает о своем обещании помочь. — Слава, — с гордостью представляется он и протягивает сомнительной чистоты руку.

— Кличка Павлин. Меня тут все знают. А «злотик» тут две с полтиной стоит (250 рублей. — А.З.). Я протягиваю три сотни, он жестом подзывает паренька лет 14 со шрамом на губе.

— Мелкий, сделай, помоги человеку. А ты, — это он уже мне говорит, — если что, обращайся.

А то Надюша видит: ты мутный какой-то. Ну и волнуется. Даже если денег нет — можно мобилу в залог оставить.

Да, среди них я действительно «мутный». Препарат «строго по рецепту» мелкий со шрамом приносит через две минуты. На удивление, несет и полтинник на сдачу.

Но возвращать его не торопится. — Ты это… денег одолжи, а? — Забирай, — машу я рукой и нарочито не спеша ухожу от аптеки.

«Мелкий» и Павлин так же медленно идут за мной. Следят. Ныряю в метро. Слава заходит следом, убеждается, что я точно собираюсь уехать, и сворачивает к батарее.

Достает пакет… Здесь, в тепле, он проведет ближайшие час-полтора. Чужие здесь не ходят Купленный «Злотовар» — обычный анальгетик (обезболивающее).

Никакой коробочки-упаковки, а уж тем более инструкции по применению мне не досталось.

Только блистер с 10 светло-желтыми продолговатыми таблетками. Мелким, едва читаемым шрифтом на обратной стороне пластинки написан состав.

Основной компонент лекарства — парацетамол. Но не он нужен наркоманам. «Лакомый кусок» — гидрохлорид трамадола, вещество опийной группы. Он содержится не только в «Злотоваре».

Мечта любого аптечного ковбоя — препарат «Т*» (его название мы также не публикуем по этическим соображениям).

Нехитрыми манипуляциями трамадол выделяют из препарата, а потом — хоть глотай, хоть в вену.

И поскольку цена дозы «злотика» (еще его называют «злой») значительно меньше, чем, к примеру, героина, на него подсаживаются самые неимущие из числа наркоманов.

Наркотик для бедных. — Львиная доля «аптечных наркоманов» — молодые люди в возрасте 20—30 лет, — рассказывает психолог реабилитационного центра «Перспектива» Ирина Соловьева.

— Начинают с малого: с 2—3 таблеток. Но со временем доза растет, «чувствительность» к трамадолу снижается, и наркоману не хватает 10—15 таблеток. Еще несколько лет назад «Злотовар» можно было купить в любой аптеке без всяких проблем.

Уже тогда наибольшим спросом он пользовался у молодых людей — явно не для восстановления пошатнувшегося здоровья.

Это заметили и условия продажи изменили: сейчас он должен продаваться строго по назначению врача. Но что творится в тысячах и тысячах мелких аптек и киосков, думаю, в полной мере не знает никто. «Кормушек», подобных той, что у метро «Текстильщики», в Москве тьма-тьмущая.

Интернет-форумы буквально пестрят адресами аптек, где к «торчкам» относятся вполне лояльно.

Их сотрудников знают в лицо и по имени. Не помогает, а убивает — У меня проблема, — написала на одном из форумов некая Прокша (грамматика автора сохранена). — Мой парень сидел на игле 3 года, сам бросил, переломался.

3 года он не употреблял героин. Но в последнее время стала находить у него шприцы и таблетки «Злотовар». На мои вопросы отнекивается и не хочет говорить, говорит, что я выдумываю.

Поведение резко изменилось, частые смены настроения, чешится, спит неспокойно, зрачки постоянно расширены. Сегодня зашла в ванну и увидела, что в руке у него шприц… Действительно, на «Злотовар» и подобные таблетки нередко сознательно переходят героиновые наркоманы. Они считают, что это некий промежуточный этап, помогающий ослабить зависимость от своего «убийцы».

Но это миф, рожденный мечтой наркомана о здоровой жизни. — На самом деле лекарственная наркомания не менее опасна, — продолжает Ирина Соловьева. — К тому же в лекарстве наркотическое вещество находится не в чистом виде — оно тесно связано с различными синтетическими добавками.

Эффект от подобных соединений непредсказуем.

И в итоге мы очень часто сталкиваемся с тем, что вылечить «злотоварового» наркомана куда сложнее, чем наркомана героинового! Ломки у «аптечного наркомана» также не менее сильные, нежели у традиционного.

Боли в ногах и пояснице, ломота в суставах, геморрой — это лишь малая часть «приятных ощущений». И так же, как героинщиков, любителей «злотика» ждет скорая смерть. — Недавно со мной под 10 «колесами» (таблетками — А.З.), — рассказывает о своем опыте употребления «Злотовара» наркоман, известный в интернете под ником LEshiY, — произошла такая история.

Шел с друзьями по улице, я периодически «залипал», а потом вдруг очнулся лежащим на земле.

Вокруг народ какой-то толпится, у меня вывихнуто плечо и от удара об асфальт рассечен подбородок. Говорят, у меня пару минут наблюдались какие-то судороги, что-то вроде эпилепсии… Чего только я в своей жизни не пробовал, а такого никогда не было. 2942 факта продажи без рецепта Мы, здоровые и «не зависимые» люди, представляем себе наркобизнес как другое измерение.

Темные переулки, пакеты белого порошка в днищах автомобилей, убийства, миллионы долларов — ну полный «Бангкок Хилтон».

Но вот самый настоящий наркотик практически свободно продается и покупается в обычной аптеке. Мимо нее каждый день ходят сотни людей, десятки покупают в ней памперсы для детей и капли в нос.

Неужели никто из них не замечал того, что происходит? Неужели никто не обращался в милицию с требованием остановить этот беспредел? Да кто из нас поверит, что прибыльный бизнес этой аптеки не замечают ни участковый, ни постовые, ни люди из Наркоконтроля?

Почти пять лет назад была создана Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН).

Многие расценили это как очередной поступательный шаг России в борьбе с общемировым злом.

Репортажи о задержаниях курьеров, перекрытии каналов и изъятиях партий весом в тонны — да, все это есть, все это правда.

Но правда и то, что наркотики как продавались, так и продаются. В этой сфере самой громкой акцией наркоконтролеров стала попытка привлечь к ответственности ветеринаров, которые кололи животным обезболивающее. На схватку из-за кетамина ушли сотни человеко-часов, были написаны десятки статей.

Но наркотики-то продаются. Мы обратились за комментарием относительно «Злотовара» и подобных ему лекарственно-наркотических препаратов в центральный офис Госнаркоконтроля.

Оказалось, что для наркополицейских проблема не нова. — За 11 месяцев текущего года ФСКН провела 10 381 проверку аптек и лечебных учреждений, — сказали «Известиям» в Центре общественных связей ФСКН России, — удалось установить 2942 факта нарушения правил оборота подконтрольных препаратов, в том числе — продажи их без рецептов.

За этот же период мы выявили 310 преступлений, связанных с незаконной выдачей либо подделкой рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст. 233 УК РФ), а также 3209 преступлений, связанных с подделкой, изготовлением или сбытом поддельных документов с целью приобретения сильнодействующих веществ (ст.
233 УК РФ), а также 3209 преступлений, связанных с подделкой, изготовлением или сбытом поддельных документов с целью приобретения сильнодействующих веществ (ст.

327 УК РФ). *** Работа идет, но ясно, что усилий недостаточно. Не исключено, что нужно пересмотреть всю систему оборота подобных лекарств.

Возможно, после этой публикации «точку» в Текстильщиках прикроют. Возможно, кого-то даже накажут. Но останутся другие — спрячутся, отмажутся, откупятся.

И подростки всё так же будут стоять в очереди в аптеку и шепотом просить: «Надюша, мне как всегда…». «Бери что есть и иди отсюда» Буквально на днях волонтеры православного народного движения «Курский вокзал. Бездомные дети» произвели в аптеках контрольную закупку лекарств, запрещенных к продаже без рецептов.

— О лекарствах мы узнали от тех самых «трудных подростков», с которыми ведем работу, — сообщила «Известиям» одна из участниц акции Алиса Орлова. — Мальчишки рассказали нам, в каких аптеках они покупают наркотики, как их применяют.

Судя по всему, масштабы колоссальные!

Для начала мы решили проверить две аптеки — в районе станций метро «Войковская» и «Петровско-Разумовская». Перед тем как зайти в аптеку, Алиса низко надвинула на глаза шапку. Чтоб не выделяться из массы «постоянных клиентов» — наркоманов.

— В аптеке на «Войковской» возле кассы стоял только один покупатель — девушка в рыжей куртке. Продавец на нее кричала: «Сказано — димедрола нет!

Бери что есть и иди отсюда». Когда подошла моя очередь, лишних вопросов мне не задавали — продали две ампулы с сильнодействующим препаратом, и все. В этот момент кто-то тронул меня за плечо. «Сейчас арестуют», — пронеслось в голове.

Но это была не милиция. Это парень с мутным взглядом просил «добавить денег».

В другой аптеке, на «Петровско-Разумовской», история повторилась. Только покупателей было больше — целая очередь. — Когда подошел мой черед, я даже как-то растерялась.

Выпалила первое, что пришло в голову:

«Мне то же самое, что предыдущему… И два кубовых шприца»

.

«Кубовые кончились, остались «двушки», идите в соседнюю аптеку», — посоветовала заботливая продавщица. Антон Заритовский За «Надюшами» — стройная сеть сбыта Препарат, о котором идет речь в статье, как и прочие наркотические обезболивающие, должен отпускаться в аптеках строго по рецепту и подлежит так называемому предметно-количественному учету. Это значит, что в аптеках учет буквально каждой упаковки должны вести в специальном прошнурованном журнале, рецепт хранится не менее трех лет, а уничтожается только специальной комиссией по акту.

Но именно с этим препаратом налицо административный казус: учет строгий, но в отличие от других подобных лекарств его могут реализовать не только аптеки, но и аптечные пункты и киоски, в которых строгостей всегда меньше. Что тому причиной — обычный бюрократический недогляд или тайный умысел? Нет сомнений, что наркотики из-под полы в московских аптечных киосках — не личный маленький бизнес очередной «Надюши», а стройная сеть сбыта.

Легально попасть в нее «лишние» упаковки наркотика не могут. Зато могут реализоваться контрафактные партии — либо «серый» импорт, либо продукция подпольных фармацевтов.

Бдительные наркополицейские легко могли бы проверить источник препарата, сделав «контрольную закупку»: на блистерах с таблетками пробита серия, которая должна была либо пройти таможню, либо значиться в договорах дистрибьюторов. Выявить контрафактную упаковку сегодня тоже можно. При одном условии — если сами проверяющие органы не задействованы в цепочке поставщик—продавец.

На купленном нами блистере с таблетками обозначена серия 564К0112061109. Публикуя ее, мы рассчитываем, что борцы с наркомафией поинтересуются ее происхождением. * Название препарата изменено нами по этическим соображениям Татьяна Батенёва ИНТЕРНЕТ-ОПРОС Как нам бороться с наркотиками?

70% Ввести для наркоторговцев смертную казнь, как в Иране 16% Провести мощную рекламную кампанию на ТВ — разъяснить всем и каждому, какой вред приносят наркотики 8% Разрешить легкие наркотики, строжайше запретить тяжелые 6% Я никогда с наркотиками не сталкивался. Не думаю, что это самая острая проблема в нашей жизни В опросе приняли участие 3396 человек : «Вы попробуйте им не продайте!» Корреспонденты «Известий» вместе с сотрудниками Госнаркоконтроля провели рейд по аптекам, продающим наркотики нашим детям

Расследование «Известий» вызвало мгновенную реакцию.

Уже в день выхода материала нам позвонил Михаил Урлев, замначальника одного из отделов московского Управления Госнаркоконтроля. Он спросил адрес аптеки, о которой мы писали, и пригласил в специальный «аптечный рейд». …Два оперативника оттаскивают перепуганного парня за угол.

Крепко держат руки — чтобы не сбросил купленное только что. — Тебе ничего не будет, — говорит один из оперов.

— Показывай, что купил. Парень мнется мгновение и достает три ампулы и два шприца. На третий, видно, не хватило денег. — Ясно, бедобидол*. Заходим. Опера вместе с парнем врываются внутрь.

— Вы только что продали лекарство, содержащее наркотик, без рецепта.

Женщина за кассой растерянно хлопает глазами. «Вечером — список, утром — стулья» — Вы все правильно написали, но не совсем точно, — ожидая команды выдвигаться в рейд, мы с Михаилом Урлевым из московского Управления Госнаркоконтроля сидим в его кабинете.

— Эти лекарства формально и не наркотик вовсе. Урлев объясняет, что содержащие наркотические вещества препараты делятся на три группы. Это рецептурные препараты (они входят в так называемые списки «А» и «Б»), сильнодействующие вещества (СДВ) и собственно наркотики.

Оборот СДВ и наркотиков строго контролируется — аптеки обязаны забирать рецепты и подтверждать ими каждый проданный грамм.

Препараты из списков «А» и «Б» тоже должны продаваться по рецепту, но его достаточно лишь предъявить продавцу.

Поймать кого-то за руку в этом случае очень сложно. В списки «А» и «Б» попали и препараты, содержащие трамадол — наркотическое вещество на основе опия. Таких лекарств четыре — это обезболивающие средства, рецепты на них врачи выписывают в основном онкологическим больным. Этими-то препаратами и пользуются те, у кого на настоящий наркотик не хватает денег.
Этими-то препаратами и пользуются те, у кого на настоящий наркотик не хватает денег.

— Мы вообще не имеем права заниматься такими препаратами, — вступает в разговор замначальника службы по контролю за легальным оборотом наркотиков московского Управления ФСКН Михаил Ермаков. — Но все-таки проверяем аптеки. Даже если выявляем что-то, можем только документы в Росздравнадзор отправить.

Лишить аптеку лицензии можно только через суд. Вы же понимаете, до суда доходит только капля.

Мы уже неоднократно предлагали включить эти препараты в список сильнодействующих. Как только это произойдет, мы порядок быстро наведем. Вечером — список, утром — стулья.

Буквально на днях правительство должно утвердить новое распределение лекарств по категориям.

Но статус содержащих трамадол обезболивающих не изменится.

Правда, на этот раз будут ликвидированы некоторые пробелы, касающиеся биологически активных добавок.

Но санкции для аптек, торгующих препаратами с трамадолом без рецепта, ужесточены не будут.

Кстати, те четыре препарата, о которых идет речь, стали рецептурными только в 1999 году. До этого их вообще можно было продавать всем и каждому. «150 рэ в день всего» В рейд уходят три группы. Мы с командой замначальника одного из отделов Аркадия Омельченко едем к метро «Текстильщики» — к той самой аптеке, о которой мы рассказали в четверг.

Мы с командой замначальника одного из отделов Аркадия Омельченко едем к метро «Текстильщики» — к той самой аптеке, о которой мы рассказали в четверг. В метре от ее крыльца — россыпи шприцев-«инсулинников». — Так мы вычисляем нужные аптеки, — кивает на них Аркадий Омельченко.

С крыльца соскакивает молодой парень. Он еще не знает, что буквально через мгновенье кайф ему обломают.

В прямом смысле. Я всматриваюсь в этого парня. Бежевая куртка, черные спортивные брюки, ботинки на высокой шнуровке.

Униформа дворового пацана. Ему 25 лет, зовут Виталиком, приехал в Москву из Альметьевска. Образование среднетехническое, работал автослесарем, ушел. Недавно пытался устроиться барменом.

Не получилось. — Давно на этом сидишь?

— спрашиваю, кивая на ампулы.

— С лета. Пили пиво, а потом приятель предложил «догнаться».

Мне понравилось. А что, наркотики-то дорогие. Да и не достанешь их. А это — 150 рэ в день всего.

Постепенно Виталик понимает, что ему действительно ничего не будет. Виновато глянув на аптекаршу, подписывает объяснение: во столько-то купил препарат без рецепта. Потом нагло смотрит на оперативника.

«Ну что, я свободен?» Кладет купленные ампулы и шприцы в карман (уплачено ведь) и пулей вылетает из аптеки. «Посмотрите на их лица. Это же отморозки!» Оперативники описывают изъятые препараты.

Продавец Татьяна Сергеевна тихонько сидит в углу.

Шок уже прошел, и она понимает, что ей тоже по большому счету ничего не будет. Аптеку пожурят, может, будут какие-то проблемы с лицензией, но они решаемы.

А для нее лично… Черных списков провизоров нет, так что в любую другую аптеку она спокойно устроится. Да и хозяин этой, скорее всего, претензий к ней иметь не будет.

Знал ведь. — Эти еще по отпускной цене торговали, — говорит Омельченко, изучая кассовые чеки, — другие специальную наценку делают.

И зарабатывают за счет этого две-три тысячи долларов в день.

— А этим тогда зачем все это? — А вы попробуйте им не продайте, — раздается голос из-за спины. Оборачиваюсь — плотный мужчина среднего роста, с круглым добродушным лицом, Алексей.

Представитель собственника. Он успокаивающе треплет Татьяну Сергеевну по плечу. — Мы бы рады не продавать, — говорит Алексей. — Но посмотрите на лица тех, кто это покупает.

Это же отморозки! Вы им скажете: без рецепта нельзя. Они вам тут же стекло высадят.

Нам и витрины били, и стеллажи… Продавец даже получила черепно-мозговую травму из-за этого. Охрана? Есть охрана всего торгового комплекса, но мы на отшибе… А на свою охрану денег у нас нет. Вот вы бы лучше милиционера поставили.

— Так вы не торгуйте этими препаратами, — невозмутимо отзывается один из оперативников. Завязывается дискуссия, которая заканчивается ничем.

Вскоре операция завершилась, оформлены документы, которые в ближайшее время будут направлены в Росздравнадзор. Наверное, немного придя в себя, сотрудники аптеки ее снова откроют и будут дальше работать круглосуточно.

P.S.В двух других аптеках задокументировать продажу без рецепта не удалось.

Девушке, которая попыталась сделать контрольную закупку, продавец сказала: «Приходи завтра, здесь сегодня милиция работает».

*Название препарата изменено нами из этических соображений. Точка над «и» Оправдание найдет каждый Своя правда найдется и у Росздравнадзора, и у правительства.

Если посадить все заинтересованные стороны за «круглый стол», то каждый найдет оправдание того, почему все так сложилось. Но за те несколько часов, что мы провели в аптеке, в нее поминутно врывались парни и девушки с горящими глазами и мятыми купюрами в кулаке.

Разворачивались и уходили искать другую аптеку. И нет сомнения, что эти поиски увенчаются успехом.

Может быть, стоит прекратить выпуск этих лекарств? Но пострадают люди, которым они помогают пережить боль.

Или перевести их в разряд сильнодействующих? Малое содержание трамадола? Но подростки-то научились выделять его!

Берут десяток ампул и получают одну дозу!

Пришла пора всем заинтересованным ведомствам пристальнее взглянуть на эти четыре препарата. Никакими рейдами не удастся остановить поток подростков, которые уже подсели на эти таблетки. Когда-то героин тоже считался лекарством.

Но где бы мы сейчас были, если бы наши предки вовремя не спохватились.

Владимир Демченко Мы надеемся, что общественное внимание не ослабнет и ситуацию удастся каким-либо образом переломить.

Сайт Милосердие.ру продолжает следить за развитием ситуации.

См. также , посвященной этой проблеме Категории:

Самые страшные наркотики московским подросткам продают в аптеках

Для того, чтобы найти дозу, наркоманам не обязательно идти в притон или рисковать свободой, приобретая героин. Наркотики они покупают в аптеках. Лекарства рецептурного отпуска, среди которых «Тропикамид», «Залидар», «Налбуфин» без рецепта продают в некоторых столичных аптеках.

Нередко в комплекте со шприцами. Назначение, дозирование и хранение этих препаратов должно производиться с максимальной осторожностью и множеством ограничений.

При бесконтрольном применении они вызывают наркозависимость.Корреспонденту «СП» удалось поговорить с женщиной, фармацевтом с 10-летним стажем, работавшей в одной из аптек-наркоточек.— Аптека находится неподалёку от станции метро «Семёновская». Похоже, владельцы открыли её исключительно для наркоманов. Продавая им , мы отправляли их в могилу.

Юнцы приходили потрёпанные, худые, с неосмысленными взглядами. И попробуй не продай — уволят! — рассказывает 36-летняя Анна.«СП»: — Почему вы не сменили работу, не сообщили о происходящем в правоохранительные органы?— Работу найти очень сложно.

А если бы сообщила, они бы со мной и моим 15-летним сыном разделались.

Это же мафия. Аптечная мафия!

Вы понимаете?! Посетители шарахались от наркоманов. Говорили нам: «Почему вы их не прогоните?»«СП»: — Сколько времени вы работали в этой аптеке?— Около десяти месяцев.

Заведующая заставляла нас продавать наркоманам без рецептов сильнодействующие капли «Тропикамид» и раствор для внутривенного и внутримышечного введения «Налбуфин». Знаю, что за период моей работы в аптеке было продано почти 60 тысяч флаконов капель. Заведующая аптекой говорила:

«Если не будем обслуживать наркозависимых — прогорим»

.

Она убеждала нас, что ничего за это не будет, в крайнем случае, владелец аптеки нас откупит.«Тропикамид» используют для расширения глазного дна, при диагностике хрусталика, операций на сетчатке глаза. А наркоманы их вводят внутривенно.

В этом случае капли действуют на организм и психику разрушительно. Человек теряет зрение и вряд ли его можно восстановить.

У тех, кто садится на систематичное употребление, вскоре желтеет кожа, начинается паническая боязнь света. Человека мучают боли в глазах.

При продолжительном употреблении капель ткани в организме начинают гнить. Вот что нас заставляли продавать подросткам-наркоманам.«СП»: — Аптека подвергалась проверкам?— Пришли как-то наркополицейские, но, похоже, кто-то предупредил хозяина о проверке, успели подготовить липовые документы. Я не выдержала и ушла из аптеки, у меня сын такого же возраста, как наркоманы, которым я продавала капли и кодеин.

Владелец этого притона на прощание сказал мне: «Не распускай язык!»Многие наркоманы покупают в аптеках кодеиносодержащие препараты, для которых рецепты не требуются и готовят в домашних условиях дезоморфин, считающийся наркотиком для бедных. На языке наркоманов это средство называется «крокодилом».Дезоморфин убивает очень быстро, даже по сравнению с героином. Необратимые изменения в организме наркоманов, принимающих дезоморфин, наблюдаются уже через месяц после формирования зависимости.

У них происходит массированное повреждение тканей конечностей, внутренние некрозы и кровотечения.Опасность «крокодила» и в том, что при его употреблении велик риск передозировки. Через несколько месяцев после начала его употребления вены, в которые его вводят, начинают гнить. Поэтому наркоманы вводят себе дезоморфин по всему телу.

Образуется тромбофлебит, гноящиеся язвы. Человек разваливается на куски.

Но такая перспектива не останавливает наркоманов от употребления «крокодила».По данным органов здравоохранения, у 33% дезоморфиновых наркоманов регистрируется гепатит С. Средний возраст, наркоманов потребляющих дезоморфин — 24 года.

Наблюдения показали — в случае с «крокодилом» не срабатывает обычная схема социологов, считающих, что употреблению тяжелых наркотиков предшествуют легкие. В больницы попадают молодые люди, с осложнениями после дезоморфина, не имевшие ранее зависимости от психотропных препаратов.Наркоманы употребляют «крокодил» преимущественно в компаниях.

Поэтому их квартиры быстро превращаются в притоны.

После таких оргий остаётся устойчивый запах ацетона.Дезоморфин является наркотическим анальгетиком, оборот которого запрещен на территории Российской Федерации в 1998 году.Директор Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов, выступая на коллегии ведомства, заявил, что в последнее время наблюдается

«феномен эпидемиологического роста числа наркобольных, являющихся потребителями нетрадиционного наркотика — дезоморфина»

. Он сказал, что дезоморфиновой эпидемией охвачена практически вся Россия.В последние годы в Москве сменился рынок наркотиков — пришло время синтетики, которая по количеству смертей обгоняет прежде употреблявшиеся наркотики во много раз.

Ранее наркоманы использовали героин, коноплю и «клубные» таблетки. Сегодня — продаваемые по рецептам лекарства.Десять лет назад пациентами наркологических клиник чаще всего были , употребляющие дешёвые наркотики.

Сегодня контингент, по большей части, другой: подростки и молодежь от 16 до 27 лет.

Многие — из благополучных семей. Врачи говорят о новой тенденции: пытаясь скрыть пристрастие к наркотикам, подростки начинают колоть их сразу в пах — как научили старшие товарищи. У них развивается тромбоэмболия легочных артерий и бактериальный эндокардит, который требует протезирования клапанов сердца.В аптечном киоске, расположенном между станцией метро «Петровско-Разумовская» и одноименной железнодорожной платформой наркоманы приобретают без рецептов «Тропикамид», «Залидар» и «Налфубин».— Чеки в аптеке не выдают, их складывают в коробочку, стоящую рядом с кассой, она не доступна для покупателей, — говорит 21-летний москвич Андрей Морозов.Андрей впервые употребил наркотики в 15-летнем возрасте.

Вколол с приятелем «Буторфанол» — сильный анальгетик, который вводится внутривенно и внутримышечно.— В то время «бутор» свободно продавали в аптеке. Он был значительно дешевле героина. Да и достать герыч было сложно и опасно.

Поначалу кололся изредко, а затем плотно сел на «бутор». Бывало, в день употреблял две пачки.

Сознание отключалось, речь пропадала. Классно было! А вот без него было очень плохо, — рассказывает Андрей.«СП»: — В чём это выражалось?— Тело ломило, спать не мог, казалось, что время тянется очень медленно.

Страшное состояние! В прошлом году «бутор» стали продавать по рецептам и внесли его в перечень наркотических средств.

Продажа его без рецепта теперь — уголовное преступление. Есть ещё, правда, «Налбуфин», он не входит в этот перечень, но стоит дороже «бутора».

Пока покупаю его в этой аптеке. Аптеку проверяли наркополицейские, «Наши» блокировали вход в неё бетонными блоками и заклеивали наклейками с изображением хозяина и надписью: «Аптекарь-наркоторговец, хватит травить людей!» А аптека как торговала, так и торгует!Подходим к павильону: зелёный крест над дверью, на внешних стенах — яркие картинки с изображением россыпи таблеток.

Входим внутрь, Андрей кивает продавцу, протягивает деньги: «Как обычно!» Женщина, стоящая за прилавком, подозрительно смотрит на меня, Андрей машет рукой: «Свой!» Парень получает плоскую картонную коробочку белого цвета с надписью «Налбуфин» и кладёт её в карман куртки.Жительница района Орехово-Борисово рассказывает, что обратилась в полицию с сообщением о том, что в одной из аптек наркоманам продают без рецептов сильнодействующие препараты.— Мне ответили, что бороться с аптекой бессмысленно, за продажу лекарств без рецептов её оштрафуют на 40 тысяч рублей и аптека продолжит заниматься тем же, — говорит жительница района Орехово-Борисово Надежда Гордеева.В прошлом году было объявлено, что с 1 мая 2011 года лекарства, которые используются наркозависимыми для изготовления наркотиков, будут продаваться в аптеках только по рецептам. А в конце апреля сего года выяснилось, что введение рецептурного отпуска перенесено на конец года, а постановление правительства на этот счёт пока не появилось.— Почему Министерство здравоохранения уже десятилетия не добивается продажи таких лекарств по рецептам? Единственный рациональный ответ: Министерство здравоохранения финансово заинтересовано в том, чтобы продавалось как можно больше лекарств.

В этом заинтересованы производители и дистрибьюторские сети. Я являюсь сторонником наведения порядка в аптечной торговле, — говорит президент Общества специалистов доказательной медицины Василий Власов.Андрей Морозов рассказал, что наркотики употребляют многие его знакомые, некоторые уже перешли на дезоморфин: «Я их отговариваю, объясняю, что они сгниют заживо!

Не помогает. А что касается наркоаптек — они чувствуют себя комфортно оттого, что у них серьёзная „крыша“.

Крышуют их те, кто должен с ними бороться. Для них — огромный доход, для нас — смерть!» Подписывайтесь на , чтобы узнавать о новостях и взгляде экспертов на важные события дня Загрузка. Если выйти на пенсию позже, можно получить больше, правда, как дожить?

А в «Единой России» считают, что старики выбрались из нищеты Беспредел власти в отношении стариков вызывает неоднозначную реакцию

Новости СМИ2 Новости СМИ.ФМ Новости 24СМИ Новости Лентаинформ Главный аналитик Банка «Солидарность» Президент Русско-Азиатского Союза промышленников и предпринимателей Журналист, член Совета «Левого фронта» Комментарии

Директор аптеки — сотрудникам: «Или продавайте лекарства наркоманам, или увольняйтесь!»

Фармацевт с 15-летним стажем рассказала нам об особенностях работы в аптеке. От ее откровений волосы встают дыбом.

[обсуждение] 16 декабря 2010 1:0058 В прошлом выпуске еженедельника мы уже писали о работе наших аптек. Журналист «Комсомолки» поработала фармацевтом и сделала немало удивительных открытий (). После этого к нам в редакцию пришла фармацевт с 15-летним стажем Наталья Федорова (имя изменено по ее просьбе).

Ее рассказ шокирует не меньше. — Накипело, сил больше нет молчать! Такого беспредела, как сейчас, в аптеках не было никогда!

Вы думаете, мы людям помогаем выздороветь? Убиваем мы их! Нас заставляют без рецепта продавать наркоманам лекарства. Мы, по сути, отправляем молодых ребят в могилу, а ведь многие из них ровесники нашим детям.

Но откажешься — вылетишь с работы.

И так почти везде. «К вам нормальным людям зайти страшно!» Наталья работает в частной аптеке рядом с домом.

«Домик здоровья» стоит среди пятиэтажек. От посетителей отбоя нет. Но основную прибыль приносят не старушки, которые приходят за лекарствами «от всего», и не чихающе-кашляющие граждане, а совсем другие больные.

— Наркоманы идут потоком! — рассказывает Наталья. — Вечно потрепанные, худющие, дерганые, в стеклянных глазах пустота.

«Трясунчики» окружают кассу, покупатели шарахаются.

Говорят: «Вы отвадьте их отсюда, а то зайти страшно!» А заведующая аптекой и старший фармацевт оправдываются: «Покупателей простых мало.

Если мы не будем наркозависимых обслуживать, аптека закроется»!

«Обслуживать» — то есть продавать препараты, которые без рецепта отпускать нельзя. В последнее время хит продаж — глазные капли с очень сильным (и совсем не тем, что указано в аннотации) эффектом. Колются прямо в аптеке Часы пик для наркоманов — с восьми утра и до полудня, потом — с пяти вечера до полуночи.

— На автобусе, на такси, утром, вечером к нам подъезжают, — говорит Наталья. — Аптека еще не открылась — стоят у дверей, «красавцы», трясутся. Мы закрываемся — они в окна долбятся в ломках: «Продай нам что-нибудь».

Обнаглели до того, что колются прямо в аптеке. Как-то в мою смену к нам забежала девушка: протягивает сотню, хватает глазные капли и.

здесь же вливает их в шприц. Руки трясутся, только со второго раза укололась, паркет кровью забрызгала. Прогнать ее страшно (охрана пока приедет), а девица вообще ничего не соображает. Позже за ней пришли такие же друзья и уволокли потихоньку.

Одна покупательница, на которую у дверей налетел парень со шприцами, не выдержала, заявила: «Я найду, куда пожаловаться на ваш притон!» Через пару дней после «тревожного» звонка приехали с проверкой наркополицейские. Но ушли ни с чем. Кто-то предупредил о проверке, и в аптеке подготовили липовые документы. Старший фармацевт предоставила отчет, что с января по октябрь 2010 года мы продали чуть больше 4 тысяч флаконов капель, которые отпускаются строго по рецепту, — Наталья показывает нам ксерокопии документов, которые успела сделать.

— А в реальном, «внутреннем», отчете за это же время числилось больше 47 тысяч пузырьков!!!

Да столько глазных капель на весь город бы хватило, не то что на один наш район! Наталья с коллегами подсчитали: в месяц аптека выдала около 6 тысяч чеков для наркоманов. Это больше 200 наркоманов в день!

Прибыль стоящей на самом отшибе аптеки составила около 3 миллионов рублей в месяц.

Дела шли так хорошо, что за пару месяцев директор открыла еще две аптеки.

Премия — Для всех фармацевтов завели тетрадку, где мы должны отчитываться, сколько таблеток с кодеином, шприцов, глазных капель продали, — говорит Наталья. — Кто больше — тому премия. Я попросила заведующую: вы напишите расписку, что нас обязали продавать это без рецепта и мы ответственности не несем.

— Не бойтесь, вам ничего за это не будет, — «успокоила» заведующая. — А если что — откупимся, штраф за вас заплатим, для нас это не деньги. Но бумагу никто не подписал. Наталья поговорила с коллегами, они решили не продавать эти капли без рецепта.

И в аптеке резко упали доходы. — У нас выручка за два дня на 200 тысяч упала!

— орала старший фармацевт. — Что ж вы нам планы все срываете! Директор аптеки созвала собрание. Были все вплоть до кассиров. — Я вам заявляю, что если вы не будете продавать лекарства наркоманам, то в аптеке вы работать не будете, — предупредила директор.

И рассказала о «перспективах» — мол, скоро откроем отдельную кассу для наркоманов — они у нас будут обслуживаться отдельно, расширим для них ассортимент.

А кому не нравится — может сразу увольняться. — Из всех только я отказалась. а девочки и сейчас в том притоне работают, — говорит Наталья.

Перед ее уходом муж главной аптекарши начал угрожать: — Смотри, город у нас маленький, если натворишь глупостей, мы тебя найдем, и ты пожалеешь!

P. S. Сейчас этим делом занимается прокуратура.

Мы убедили Наталью написать заявление.

Город не называем по просьбе следствия. Да и не в названии дело. Такие аптеки по всей России стоят. ДОСЛОВНО Глава ФСКН* Виктор ИВАНОВ: «Половина наркоманов «сидят» на препаратах из аптек» — Если три года назад 90 процентов наркобольных употребляли героин, то сегодня таковых «только» половина.

Оставшиеся 50 процентов «сидят» на аптечно-лекарственных препаратах, — говорит главный наркополицейский страны Виктор Иванов.

— В частности, это кодеиносодержащие препараты, из которых с помощью нехитрых манипуляций экстрагируют наркотик дезоморфин. И если героин стоит порядка 100 долларов, то инъекция дезоморфина — 100 рублей.

Это наркотик для бедных, обладающий ужасающим разрушительным действием. Он жутко токсичен, быстро вызывает закупорку капилляров, ведет к тромбофлебитам, ампутации конечностей.

После первой же инъекции наступают необратимые изменения в мозгу. Многие умирают уже через полгода после начала употребления дезоморфина.

Это настоящая беда. Я запрашивал информацию у всех глав регионов, и 80 губернаторов высказались за немедленный ввод рецептурного отпуска этих препаратов.

И Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков выступает за скорейшее введение этой меры.

Думаю, к 1 мая следую щего года мы совместно с профильными ведомствами придем к такому решению. Осталось только заставить те же аптеки соблюдать правила торговли и за все нарушения очень жестко их наказывать. *Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков.

МНЕНИЕ ПРАВОЗАЩИТНИКА «Аптеку надо строго наказать» — Очень тонка грань между наркотиками и обезболивающими лекарствами, которые очень нужны больным людям. Аптеки, нарушающие все правила торговли, могут вызвать очередную волну запретов на наркосодержащие препараты, — говорит глава «Лиги пациентов» известный юрист Александр САВЕРСКИЙ. — А в результате пострадают невинные люди.

Когда аптеки в погоне за прибылью нарушают правила, это преступление.

И за это надо строго наказывать.

Записала Александра КУЧУК. Мы решили испытать — правда ли в аптеках можно запросто, без рецепта, купить наркотический препарат?

— Конечно, я опасался, что фармацевт нажмет тревожную кнопку и меня заберут в милицию, — рассказывает наш корреспондент Саша Черных.

— Зря переживал! В двух аптеках мне сказали, что капель этих нет. Только мне показалось, что фармацевты просто не хотели продавать их незнакомому клиенту. Уж слишком долго они меня рассматривали, прежде чем ответить: «Нет в наличии».

Своего покупателя они, думаю, знают в лицо. А вот в большом аптечном супермаркете Александр прикинулся реальным «торчком». Шапку поглубже надвинул, руками затряс и заканючил: «Девушка, ну продайте!» — 116 рублей 20 копеек, — не моргнув глазом, отрапортовала аптекарь.

— Вот и все, пузырек в руке, и про рецепт — ни слова! — говорит Черных. Хотя на упаковке написано: «Отпуск по рецепту врача». Возвращаемся в аптеку и говорим, кто мы и откуда.

— Вы нам продали препарат, который только по рецепту дают! Вы в курсе, что эти капли наркоманы для кайфа покупают? — Ну да, слышала. Но. запретов на продажу этого средства у нас не было.

Мы и продаем. ИСТОЧНИК

Куда жаловаться наркоману, если его шантажирует полиция?

Наркоманы часто становятся жертвами неправомерных действий полиции.

Их могут однажды поймать на употреблении и потом годами мурыжить, угрожать сроком, угрожать тем, что посадят за торговлю, вынуждать сотрудничать с наркопритонами, но при этом делая там не «закупку», с целью наказать преступников, а с целью тоже получить мзду.

На таких деятелей наркоман может пожаловаться в УВБ(Управление Внутренней Безопасности в Украине) и УСБ(Управление Собственной Безопасности в России). Их телефоны, также, вы можете взять, позвонив в 02.

Также, если хотите, вы можете пожаловаться анонимно на наркоманов тут.

Оставляйте в комментариях АДРЕСА мест торговли наркотиками(не обязательно точный, хотя бы район их дислокации)+его имя или кличку+описание ситуации при которой вы столкнулись с торговлей наркотиками.

Телефоны — не надо, иначе это может сработать как реклама))) Может быть, сотрудники полиции увидят эти данные и примут меры.

Всё-таки, сайт посещает более 1000 человек в день и совместными усилиями и оглаской, мы заставим их, хотя-бы, бояться это делать и поселим в них стойкую параною… Только пишите комментарии не в эту статью, а в специальную, она называется «Доска Позора», нажмите на эту ссылку и перейдите туда P.S. Не надо только выкладывать сюда адреса непричастных к наркотикам людей.

Например, если вы захотите отомстить своему мужу или парню. Если полиция раз-другой найдёт тут неверные сведения и зря потратит время, то это сработает не очень хорошо и данные, которые тут будут выложены, их не будут интересовать.

  1. После амфетамина… 102 популярных вопроса и ответы на них
  2. Под амфетамином… 34 популярных вопроса и ответы на них
  3. Как промышляют наркоманы и их методы добычи денег на дозу
  4. Менты и наркоманы — двое из ларца, одинаковы с лица…
  5. Амфетамин при… 52 популярных вопроса и ответы на них

Директор аптеки сотрудникам: «Или продавайте лекарства наркоманам, или — увольняйтесь!»

В «Комсомолку» обратилась за помощью фармацевт одной из краевых аптек [видео] (начало) 22 декабря 2010 1:002 Наталья Федорова (имя изменено) пришла в редакцию «Комсомолки», чтобы выговориться.

Говорит, накипело, молчать больше сил нет: — 15 лет работаю фармацевтом в одной из аптек.

Но такого беспредела, как сейчас творится, никогда раньше не было!

Вы думаете, мы людям помогаем выздороветь?

Убиваем мы их! Нас заставляют снабжать препаратами наркоманов. Мы понимаем, что по сути, убиваем молодых ребят, многие их них по возрасту, как наши дети. Откажешься – вылетишь с рабочего места.

И так почти везде… «К вам нормальным людям зайти страшно!» Наталья работает в частной аптеке рядом с домом. «Домик здоровья» стоит среди жилых пятиэтажек.

От посетителей отбоя нет. Но основную прибыль приносят не старушки, которые приходят за лекарствами «от всего», и не чихающе-кашляющие граждане, а совсем другие больные. — Наркоманы идут потоком! — рассказывает Наталья.

— Вечно потрепанные, худющие, дерганые, в стеклянных глазах пустота.

«Трясунчики» окружают кассу, покупатели шарахаются. Говорят: «Вы отвадьте их отсюда, а то зайти страшно!» А заведующая аптекой и старший фармацевт оправдываются: «Покупателей простых мало. Если мы не будем наркозависимых обслуживать, аптека закроется»!

«Обслуживать» — то есть продавать препараты, которые без рецепта отпускать нельзя. В последнее время хит продаж — глазные капли с очень сильным (и совсем не тем, что указано в аннотации) эффектом. Колются прямо в аптеке Директор аптеки сотрудникам:

«Или продавайте лекарства наркоманам, или – увольняйтесь!»

Елена РАДИОНОВА Часы пик для наркоманов — с восьми утра и до полудня, потом — с пяти вечера до полуночи.

— На автобусе, на такси, утром, вечером к нам подъезжают, — говорит Наталья.

— Аптека еще не открылась — стоят у дверей, «красавцы», трясутся. Мы закрываемся — они в окна долбятся в ломках: «Продай нам что-нибудь». Обнаглели до того, что колются прямо в аптеке.

Как-то в мою смену к нам забежала девушка: протягивает сотню, хватает глазные капли и. здесь же вливает их в шприц. Руки трясутся, только со второго раза укололась, паркет кровью забрызгала.

Прогнать ее страшно (охрана пока приедет), а девица вообще ничего не соображает. Позже за ней пришли такие же друзья и уволокли потихоньку.

Одна покупательница, на которую у дверей налетел парень со шприцами, не выдержала, заявила: «Я найду, куда пожаловаться на ваш притон!» Через пару дней после «тревожного» звонка приехали с проверкой наркополицейские. Но ушли ни с чем. Кто-то предупредил о проверке, и в аптеке подготовили липовые документы. Старший фармацевт предоставила отчет, что с января по октябрь 2010 года мы продали чуть больше 4 тысяч флаконов капель, которые отпускаются строго по рецепту, — Наталья показывает нам ксерокопии документов, которые успела сделать.

— А в реальном, «внутреннем», отчете за это же время числилось больше 47 тысяч пузырьков! Да столько глазных капель на весь город бы хватило, не то что на один наш район! Наталья с коллегами подсчитали: в месяц аптека выдала около 6 тысяч чеков для наркоманов.

Это больше 200 наркоманов в день! Прибыль стоящей на самом отшибе аптеки составила около 3 миллионов рублей в месяц. Дела шли так хорошо, что за пару месяцев директор открыла еще две аптеки… Премия: — Для всех фармацевтов завели тетрадку, где мы должны отчитываться, сколько таблеток с кодеином, шприцов, глазных капель продали, — говорит Наталья Федорова (имя изменено).

— Кто больше — тому премия. Я попросила заведующую: вы напишите расписку, что нас обязали продавать это без рецепта и мы ответственности не несем. — Не бойтесь, вам ничего за это не будет, — «успокоила» заведующая. — А если что — откупимся, штраф за вас заплатим, для нас это не деньги.

Но бумагу никто не подписал. Наталья поговорила с коллегами, они решили не продавать эти капли без рецепта. И в аптеке резко упали доходы. — У нас выручка за два дня на 200 тысяч упала!

— орала старший фармацевт. — Что ж вы нам планы все срываете!

Директор аптеки созвала собрание.

Были все, вплоть до кассиров.

— Я вам заявляю, что если вы не будете продавать лекарства наркоманам, то в аптеке вы работать не будете, — предупредила директор. И рассказала о «перспективах»: мол, скоро откроем отдельную кассу для наркоманов — они у нас будут обслуживаться отдельно, расширим для них ассортимент. А кому не нравится — может сразу увольняться.

— Из всех только я отказалась.

а девочки и сейчас в том наркопритоне работают, — говорит Наталья. Перед ее уходом муж главной аптекарши начал угрожать: — Смотри, город у нас маленький, если натворишь глупостей, мы тебя найдем, и ты пожалеешь! «Девушка, ну продайте…» Мы решили испытать — правда ли в аптеках можно запросто, без рецепта, купить наркотический препарат?

— Конечно, я опасался, что фармацевт нажмет тревожную кнопку и меня заберут в милицию, — рассказывает наш корреспондент Саша Черных. — Зря переживал! В двух аптеках мне сказали, что капель этих нет.

Только мне показалось, что фармацевты просто не хотели продавать их незнакомому клиенту. Уж слишком долго они меня рассматривали, прежде чем ответить: «Нет в наличии».

Своего покупателя они, думаю, знают в лицо. А вот в большом аптечном супермаркете Александр прикинулся реальным «торчком». Шапку поглубже надвинул, руками затряс и заканючил: «Девушка, ну продайте!» — 116 рублей 20 копеек, — не моргнув глазом, отрапортовала аптекарь.

— Вот и все, пузырек в руке, и про рецепт — ни слова! — говорит Саша. — Хотя на упаковке написано: «Отпуск по рецепту врача». Возвращаемся в аптеку и говорим, кто мы и откуда.

— Вы нам продали препарат, который только по рецепту дают! Вы в курсе, что эти капли наркоманы для кайфа покупают? — Ну да, слышала. Но. запретов на продажу этого средства у нас не было.

Мы и продаем. P. S. Сейчас этим делом занимается прокуратура — Наталья написала официальное заявление. Предварительные результаты расследования нам обещали рассказать после январских праздников.

Город не называем по просьбе следствия.

Да и не в названии дело. Такие аптеки по всей России стоят. ДОСЛОВНО Глава ФСКН* Виктор ИВАНОВ: «Половина наркоманов «сидят» на препаратах из аптек» — Если три года назад 90 процентов наркобольных употребляли героин, то сегодня таковых только половина.

Оставшиеся 50 процентов «сидят» на аптечно-лекарственных препаратах, — говорит главный наркополицейский страны Виктор Иванов. — В частности, это кодеиносодержащие препараты, из которых с помощью нехитрых манипуляций экстрагируют наркотик дезоморфин. И если героин стоит порядка 100 долларов, то инъекция дезоморфина — 100 рублей.

Это наркотик для бедных, обладающий ужасающим разрушительным действием. После первой же инъекции наступают необратимые изменения в мозгу.

Многие умирают уже через полгода после начала употребления дезоморфина. Это настоящая беда. Я запрашивал информацию у всех глав регионов, и 80 губернаторов высказались за немедленный ввод рецептурного отпуска этих препаратов. Думаю, к 1 мая следующего года мы совместно с профильными ведомствами придем к такому решению.

Осталось только заставить те же аптеки соблюдать правила торговли и за все нарушения очень жестко их наказывать.

* Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков. ИСТОЧНИК

Как сообщить о наркотиках, оставаясь неизвестным

Проще всего обратиться по телефону доверия регионального управления наркоконтроля.

Здесь можно предоставить имеющуюся информацию, раскрывая о себе минимальное количество данных.

Есть и другие варианты решения:

  1. воспользоваться сайтом интернет-приемной ФСКН РФ. Есть специальный пункт меню, где вы выбираете отправку формы без указания контактных данных.
  2. позвонить на единый антинаркотический телефонный номер 8-800-345-67-89. Здесь нужно предоставить оператору имеющиеся сведения, заявить о желании остаться анонимным;

Можно обратиться в отделение полиции, попросив их зарегистрировать обращение анонимно. Сотрудники правоохранительных органов заинтересованы в повышении раскрываемости преступлений, поэтому, вероятно, что примут предоставленные сведения. Главное – не забывать о том, то вы делаете благое дело, которое может спасти людей.

Если имеется информация о местах изготовления или , ее обязательно нужно передать сотрудникам уполномоченных органов. Важно! Нужно понимать, что за предоставление заведомо неправдивой информации предусмотрено наказание в соответствии со статьей 306 УК РФ.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+