Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Ответственность за мнимую сделку

Ответственность за мнимую сделку

Ответственность за мнимую сделку

Мнимая и реальная ответственность бухгалтера


Один из коллег заметил, что актуальность российского законодательства – полтора часа. Шутка, конечно, но на самом деле ежедневно наше законодательство совершенствуется все больше и больше.

Рассмотрим актуальные на сегодня позиции Минфина России, налоговых органов и иных относительно налогообложения и бухгалтерского учета.

Это необходимо для планирования работы бухгалтера и принятия грамотных решений с минимальным количеством возможных негативных последствий. Важная информация касается Закона о бухгалтерском учете, ряд положений которого уточнили законодатели Федеральным законом №357-ФЗ от 21.12.2013

«О внесении изменений в Федеральный закон «О бухгалтерском учете»

и признании утратившей силу статьи 1 Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Напомним, что Федеральный закон № 402 от 06.12.2011 «О бухгалтерском учете» имеет целью «установление единых требований к бухгалтерскому учету, в том числе бухгалтерской (финансовой) отчетности, а также создание правового механизма регулирования бухгалтерского учета.» (п.1 ст.1). И с 01.01.2014 эта цель будет достигаться с учетом следующих дополнений и изменений: С 01.01.2014 в «Закон о бухгалтерском учете» введены понятия мнимого и притворного объектов бухгалтерского учета. Мнимым объектом бухгалтерского учета является несуществующий объект, отраженный в бухгалтерском учете лишь для вида (в том числе неосуществленные расходы, несуществующие обязательства, не имевшие места факты хозяйственной жизни).

Под притворным объектом понимается объект, отраженный в бухгалтерском учете вместо другого объекта с целью прикрыть его (в том числе притворные сделки). Не являются мнимыми объектами бухгалтерского учета резервы, фонды, предусмотренные законодательством РФ, и расходы на их создание. Определение названных понятий содержится в новой редакции ч.

2 ст. 10 Закона N 402-ФЗ. Понятия «мнимый и притворный объект бухгалтерского учета», которые, как отмечал Минфин, содержательно соответствуют понятиям «мнимая и притворная сделка», определенным в ст. 170 ГК РФ. Мнимой сделкой в соответствии со ст. 170 ГК РФ, является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Притворной сделкой является сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях.

И та, другая являются ничтожными.

В силу п. 1 ст. 166 ГК РФ все недействительные сделки могут быть оспоримыми (недействительными по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания их таковыми судом) и ничтожными (недействительными независимо от признания их таковыми судом). В соответствии с п. 1 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Вне зависимости от цели совершения мнимой сделки, в соответствии с п.

1 ст. 170 ГК РФ определения точной цели не требуется, достаточно установления факта, что стороны на самом деле не имели намерения, воли на возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей.

В отличие от мнимой применительно к притворной важно определить сделку, которую стороны на самом деле имели в виду, потому что именно к ней применяются относящиеся к ней правила с учетом существа сделки (п.

2 ст. 170 ГК РФ). Каковы же налоговые последствия признания сделок мнимыми (ничтожными)?

В ряде случаев при рассмотрении документов, представленных налогоплательщиком и проведении мероприятий налогового контроля, налоговый орган самостоятельно принимает решение о признании сделки ничтожной и, как результат, доначисляет налоги, пени, штрафы.

По логике же ГК, налоговые органы, признавая сделку мнимой или притворной, изменяют ее юридическую квалификацию, и в то же время, игнорируя пп. 3 п. 2 ст. 45 НК РФ, доначисляют налоги, пени и штрафы во внесудебном порядке. В то же время Постановление Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 N 22 отмечает, что при установлении в ходе налоговой проверки факта занижения налоговой базы вследствие неправильной юридической квалификации налогоплательщиком совершенных сделок и оценки налоговых последствий их исполнения налоговый орган, руководствуясь пп.

3 п. 2 ст. 45 НК РФ, вправе самостоятельно осуществить изменение юридической квалификации сделок, статуса и характера деятельности налогоплательщика и обратиться в суд с требованием о взыскании доначисленных налогов (начисленных пеней, штрафов). При этом, поскольку ничтожные сделки являются недействительными независимо от признания их таковыми судом (п. 1 ст. 166 ГК РФ), суд решает вопрос об обоснованности указанной переквалификации в рамках рассмотрения налогового спора и в том случае, когда изменение налоговым органом юридической квалификации сделок, статуса и характера деятельности налогоплательщика основано на оценке сделок в качестве мнимых или притворных (ст.

170 ГК РФ). Однако Президиум ВАС РФ поддержал налоговые органы и указал, что подобное доначисление инспекцией налогов, начисление пеней и взыскание штрафов не может рассматриваться как обусловленное изменением юридической квалификации сделок. В такой ситуации судебный порядок взыскания указанных сумм не основан на положениях пп.

3 п. 2 ст. 45 НК РФ (Постановление от 01.06.2010 N 16064/09). Все понятно, особенно бухгалтеру, но вот что конкретно имели в виду законодатели, употребляя термин «факт» остается загадкой. Факт, от лат. factum, означает в широком смысле синоним истины, событие или результат реальное, а не вымышленное.

И прежняя трактовка четко и ясно говорила о том, что бухгалтер отражает факты хозяйственной жизни.

Нынешняя редакция закона ставит под сомнение само понятие «факт», и, как результат, множество толкований этих самых фактов- имеют они место или не имеют. Существенные изменения внесены в положения ч.

1 ст. 9 Закона N 402-ФЗ, а именно, отныне не допускается принятие к бухгалтерскому учету документов, которыми оформляются не имевшие места факты хозяйственной жизни, в том числе лежащие в основе мнимых и притворных сделок.

Напомним, что в прежней редакции формулировка выглядела следующим образом:

«каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом»

. Казалось бы, данная фраза о недопущении принятия к бухгалтерскому учету документов, которыми оформляются не имевшие места факты хозяйственной жизни, призвана ужесточить требования к первичным документам, и положить конец различным нелегальным способам завышения расходов, необоснованного получения вычетов по НДС и т.п. Но в то же время из закона вытекает, что до 01.01.14 разрешалось принимать к учету документы, которыми оформлялись не имевшие места факты хозяйственной жизни.

Что мы уже видим на практике: бухгалтер, находящийся в бухгалтерии, и принимающий от различных ответственных сотрудников в соответствии с правилами документооборота, установленными в организации, первичные документы к обработке, обязан, в силу требований закона, удостовериться в том, что принесенные документы отражают «имевшие место факты хозяйственной жизни», или же не принимать такие документы к учету.

Напрашивается вывод: законодатели возлагают на бухгалтера ответственность за принятие решения о реальности или мнимости (притворности) той или иной сделки. На этот вопрос нам отвечает п.3 ст.9:

«Лицо, ответственное за оформление факта хозяйственной жизни, обеспечивает своевременную передачу первичных учетных документов для регистрации содержащихся в них данных в регистрах бухгалтерского учета, а также достоверность этих данных»

.

Лицо, на которое возложено ведение бухгалтерского учета, и лицо, с которым заключен договор об оказании услуг по ведению бухгалтерского учета, не несут ответственности за соответствие составленных другими лицами первичных учетных документов свершившимся фактам хозяйственной жизни. Как бухгалтеру удостовериться в том, что факт хозяйственной жизни имел место быть?

Как бухгалтеру удостовериться в том, что факт хозяйственной жизни имел место быть? В обычной практике документооборота в бухгалтерию поступают документы от различных ответственных сотрудников в соответствии с порядком документооборота, должностными инструкциями, и т.д. Поэтому самым очевидным в данной ситуации является организация со стороны бухгалтерии системы внутреннего контроля.

При четко налаженной системе внутреннего контроля и внутреннего документооборота у бухгалтера не должно возникать вопросов о фактах хозяйственной жизни- имели они место или не имели.

Это просто не его компетенции. Но он должен четко понимать, кто за что отвечает в его организации, кто и какие документы подписывает.

Как правило, в крупных организациях, система внутреннего документооборота и внутреннего контроля работает более-менее четко. Чего не скажешь про компании малого и среднего бизнеса.

И вот в этих организациях одной из первостепенных задач бухгалтерии должно стоять разработка и внедрение системы внутреннего контроля и разграничение ответственности между сотрудниками за совершение тех или иных сделок.

  1. , ген.директор компании

Рубрики:

Мнимость сделки доказывают с привлечением данных по основным договорам должника

Существует несколько схем, которыми привыкли пользоваться недобросовестные должники.

Они заключают с дружественными кредиторами, например, договоры займа, цессии, комиссии, аренды или подряда. Нередко сложно доказать мнимость сделки, поскольку в схеме участвует не один договор. Однако в практике есть примеры, когда настоящим кредиторам это удавалось.

Суды обращают внимание на реальные обстоятельства сделок и анализируют сопутствующие документы.

Притворные сделки и нюансы их недействительности

Притворную сделку иногда называют разновидностью мнимой. Ч. 2 ст. 170 ГК РФ так характеризует совершенную сделку, призванную заменить в глазах закона другую сделку, возможно, совсем на других условиях.

У притворной сделки всегда есть два компонента:

  1. прикрывающая сделка – та, которая призвана выступить в «главной роли»;
  2. прикрываемая – та, юридические последствия от которой и хотят вызвать стороны на самом деле.

НАПРИМЕР. 1.Один гражданин покупает у другого автомобиль. Чтобы упростить оформление бумаг и снизить налог, вместо совершения купли-продажи, как следовало бы по закону, оформляется передача по доверенности.

Деньги за авто передаются продавцу на самом деле.

2. Продается дом, продавец и покупатель сговорились о цене в 950 000 руб. Составляется договор купли-продажи, в котором указывается цена в 300 000 руб., дабы снизить подоходный налог. Главные отличия притворной сделки от мнимой:

  1. недействительна только притворная часть сделки, а истинная останется юридически признанной, если сообразуется с законодательством.
  2. участники планируют правовые последствия, но не те, которые гарантирует заключенная сделка;

Притворились и сделали

Интересное решение принял недавно Верховный суд, когда пересматривал дело о притворной сделке при покупке жилого дома.

Разъяснения по такому вопросу касаются очень многих граждан. Известно, что сейчас практически любые действия с жильем возможны только через акт купли-продажи.

При этом нередко в документах на оформление перехода недвижимости из одних рук в другие цена по просьбе одной из сторон может не соответствовать устным договоренностям. В результате этого часто после такой сделки одна из сторон бежала с жалобой в суд.

А там клялась, что написанным в договоре цифрам не надо верить, так как они в реальности были совсем другими. Одни жалобщики при этом говорили про мнимую сделку. Другие — про притворную сделку. Истцы уверены, что это одно и то же. Юристы объясняют — это не просто разные понятия. У таких сделок даже последствия для граждан — разные.

У таких сделок даже последствия для граждан — разные.

Итак, наша история началась на юге страны в большом городе. Два гражданина обратились в суд с иском к третьему гражданину.

Они потребовали признать их право собственности на объект незавершенного строительства — мансарду жилого дома. Уже в суде истцы объяснили, что несколько лет назад они — трое граждан — договорились купить в складчину недвижимость. Одному из них принадлежал участок земли, где планировалось строительство.

Потом все эти годы будущие домовладельцы вкладывали свои деньги и силы в то, чтобы дом построить. В итоге его достроили, но появилась проблема.

Жилье заканчивалось мансардным этажом, которого не было в проектной документации на дом. Проще говоря, возведенная мансарда оказалась незаконной самовольной постройкой.

Для двоих из них (напомним, у третьего было право собственности на участок) возникли проблемы с оформлением в собственность построенного дома. В итоге яростных споров ситуация разрешилась так.

Каждому из трех строителей досталось по одной трети дома, но в эти квадратные метры не вошла мансарда.

Прошло время, и местная власть, точнее ее комиссия, которая занимается самостроем, решила сохранить мансардный этаж. Так чей же он будет? Сам хозяин земли в суде иск бывших товарищей по стройке не признал вообще.

Он подготовил встречный иск, в котором попросил суд признать договор купли-продажи долей дома недействительным. И применить в этом случае последствия недействительности ничтожной сделки. Он стал доказывать, что их договор продажи был именно ничтожной сделкой, так как заключался без намерения «создать правовые последствия».

Итог местных судов таков — хозяину земли пошли навстречу, а двум истцам, требовавшим равноправия в квадратных метрах, в иске отказали.

Обиженные и проигравшие граждане дошли до Верховного суда.

Там все решения местных судов перечитали и сказали: оба суда — районный и краевой — допустили «существенное нарушение». Не следует путать мнимую сделку с притворной.

У таких сделок даже последствия для граждан — разные Вот в чем это выразилось. По Гражданскому кодексу (статья 170) мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Это значит, что для признания сделки мнимой необходимо установить, что на момент совершения этой самой сделки стороны не намеревались создавать соответствующие этой сделке правовые последствия, характерные именно для таких сделок. Обязательным условием для признания сделки мнимой является «порочность воли каждой из ее сторон». Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий.

Совершая такую сделку, стороны не собираются ее выполнять.

Местные суды исходили из того, что договор купли-продажи оказался, по их мнению, недействителен.

Так как является мнимой сделкой, ведь она совершалась только для того, чтобы зарегистрировать за покупателями доли в этом доме. Ведь по договору деньги за трети дома продавцу не передавались.

Верховный суд не нашел в деле никаких обстоятельств, из которых коллеги сделали выводы о том, что договор купли-продажи — мнимый. Высший суд заметил: продажа долей для регистрации прав собственности обычное явление. Истцы не только получили право собственности, но и вселились в свои доли.

Факт вселения Верховный суд перевел на юридический язык — жалобщиками

«были совершены необходимые действия для создания правовых последствий, связанных с переходом права собственности»

. Местные суды сослались на 168 статью Гражданского кодекса.

Там сказано, что сделка, не соответствующая требованиям закона, — ничтожна. Но при этом, вероятно, забыли указать, а какие конкретно нормы закона при купле-продаже нарушены.

Районный суд вообще написал, что основанием возникновения права общей долевой собственности на дом и участок стал их договор о совместной стройке, а не купли-продажи.

Который, по мнению суда, — мнимый. Из этого сделали вывод: договор купли-продажи был заключен, чтобы прикрыть договор о совместном строительстве.

То есть перед нами явно притворная сделка.

По Гражданскому кодексу «притворными» названы сделки, которые совершают, чтобы прикрыть другую сделку. Если сделка притворная, то недействительной будет лишь та сделка, которой закрыли законную.Местные суды, заявил высший суд, не учли, что правовые последствия мнимой сделки отличны от правовых последствий притворной сделки.

Поэтому Верховный суд решил, что выводы коллег о недействительности договора купли-продажи по мотиву мнимости не соответствует установленным судом обстоятельствам. У суда не было оснований признать договор купли-продажи мнимой сделкой только потому, что деньги не передавались. Если денег не платили, то это по закону влечет другие правовые последствия.
Если денег не платили, то это по закону влечет другие правовые последствия.

Но не может назвать сделку ничтожной.

Власть Право Жилищное право Судебная власть Суды общей юрисдикции Верховный суд Жилищное право

Переквалификация притворной сделки

Последствием совершения притворной сделки является её ничтожность и переквалификация.

Суд не уничтожает сделку полностью, а признает совершенной ту, которую стороны имели в виду в действительности — прикрываемую.

И далее оценивает её по установленным для неё правилам.Такое последствие отличает притворность от всех других оснований недействительности. Это, пожалуй, единственный случай, когда недействительность не влечет за собой .

При заключении мнимой сделки она еще может быть, например, если была передача имущества. А тут такого нет.Прикрываемая сделка тоже проверяется, но уже на соответствие правилам, установленным для неё.

Если будут выявлены пороки, то она тоже может быть признана недействительной, но уже по самостоятельному основанию.Например, стороны вместо договора дарения заключили договор купли-продажи по символической цене. Суд это устанавливает, уничтожает прикрывающую сделку, а прикрываемую квалифицирует как договор дарения.

Но если сторонами являются коммерческие организации, то дарение суд тоже может признать ничтожным, если это нарушает законодательный запрет, установленный пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ.В заключение предлагаю посмотреть небольшой ролик по рассматриваемым вопросам от А.

В. Егорова (к. ю. н., председатель Попечительского совета Ассоциации выпускников РШЧП, член Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства).На этом тему мнимых и притворных сделок можно закончить, надеюсь она стала для вас понятнее и поможет в будущем.

Подписывайтесь на и мою страничку «ВКонтакте», чтобы не пропустить выход новых материалов.

До встречи в новых статьях.( 1 оценка, среднее 5 из 5 ) Понравилась статья? Поделитесь с друзьями. Здравствуйте, уважаемые читатели! Не все нарушения права собственности связаны с лишением владения вещью.

Иногда Всем здравствуйте! Любой упущенный во время заключения договора нюанс может обернуться признанием его недействительным Здравствуйте! Сегодня затронем интересный и сложный состав недействительности.

Это кабальная сделка по п. 3 Здравствуйте! Сталкивались с ситуациями, когда имущество собственника без его ведома или вопреки его воле

Основные признаки

В соответствие с разъяснениями ФНС, фиктивные сделки, совершенные налогоплательщиками с целью получения необоснованной экономической выгоды, определяются по следующим признакам:

  • Оценка условий сделки. При проверке сделки на фиктивность инспектор ФНС уделяет особое внимание изучению условий соглашения. В частности, договор приобретает признаки фиктивности в случае, если обнаружено существенное завышение его цены (в сравнении с рыночными ценами с отрасли), либо обнаружена напрозрачность предмета договора (нет четкого перечня оказываемых услуг/выполняемых работ, в связи с чем невозможно достоверно определить факт и качество его выполнения).
  • Сделка с контрагентом-должником. Одним из этапов проверки договора на достоверность является проверка контрагента на наличие налоговых обязательств перед бюджетом. Если контрагенту присвоен низкий класс выполнения налоговых обязательств, то это является одним из оснований признания сделки фиктивной.
  • Необоснованный выбор контрагента. Одним из условий признания сделки фиктивной является необоснованный выбор налогоплательщиком контрагента для ее заключения. В частности, речь идет о сделках с фирмами-однодневками и организациями, юрадрес которых находится в местах массовой регистрации. Также важным «маркером» неблагонадежности контрагента является его низкий рейтинг в сфере, многочисленные негативные отзывы, неисполнение обязательств, т.п.

Вышеуказанные признаки фиктивной сделки, приведенные ФНС в письме №№ЕД-5-9-547, являются в большей степени обобщающими маркерами, нежели конкретными показателями, по которым налоговики могут признать сделку недействительной.

Окончательное решение принимается индивидуально и зависит от комплекса факторов и особенностей заключения каждой конкретной сделки.

Как доказать мнимость сделки?

Признание мнимой сделки недействительной осуществляется только через суд.

Как уже сказано выше, обратиться в суд о признании сделки недействительной ввиду ее мнимости может любое лицо, чьи права и интересы были нарушены. Это может быть, например, банк, у которого из-под самого носа вдруг продали имущество, планировавшееся к взысканию долга или же сторона по другому делу, желавшая наложить обеспечительные меры на спорное имущество, но не успевшая это сделать ввиду его «якобы продажи».

Рассматривать споры о признании сделки недействительной компетентны районные суды (по делам с участием частных лиц) и арбитражные суды (по спорам, связанным с экономической деятельностью). Доказывать как в первом, так и во втором случае придется одни и те же обстоятельства с учетом сути сделки.

Суд будет проверять, а заинтересованная в признании сделки мнимой сторона доказывать:

  • свидетельские показания;
  • справки, выписки;
  • Обоюдное согласие сторон сделки с ее мнимостью. Если сделка не исполнена одной стороной – вторая, как минимум, должна потребовать этого исполнения. Если никто и ничего не требует, обе стороны сохраняют полное спокойствие и не пишут друг другу претензии и гневные письма – их такой расклад дел полностью устраивает.
  • аудио- и видеозаписи.
  • Отсутствие фактического исполнения обязательств по сделке полностью или в части. Если покупатель перевел деньги за имущество, но оно не было передано ему и используется продавцом – это явное неисполнение, но здесь важно наличие или отсутствие требований «пострадавшей» от неисполнения стороны. Если же оба участника сделки ничего для взаимного обеспечения исполнения условий не предприняли, то налицо явная мнимость.
  • Использование предмета сделки стороной, которой произведено отчуждение имущества. В качестве доказательств этому подойдут:
  • документы о содержании имущества его ремонте;
  • Реальный переход прав на имущество. Пользуется ли имуществом покупатель, передано ли оно, где оно хранится и кто им пользуется – все эти вопросы подлежат изучению в суде.

Полезная информация

Согласно статье 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, сделка, которая совершается лишь для вида, ничтожна.

«Для вида» при этом означает, что какие-либо правовые последствия от ее заключения не наступили и не могли наступить, так как стороны сами того не желали.В силу своей специфики договор займа является реальным. Это означает, что для его заключения недостаточным является лишь согласие сторон в отношении существенных условий (как правило, скрепляется оно путем составления соответствующего документа).

Реальный характер договора займа означает, что он считается заключенным, когда стороны в натуре выполнили свои обязательства — т. е. МФО передала деньги заявителю (наличными, переводом на карту и т.

д.), а тот, в свою очередь, их принял.

Такая особенность договора закреплена в абзаце 2 п. 1 ст. 807 ГК РФ.Учитывая это, суды, рассматривая вопрос о признании соглашения о займе фиктивным, выносят два вида решений:

  • Отказывают в таком признании — в тех случаях, когда факт передачи денежных средств или иных вещей отсутствует (поскольку договор в этом случае не является заключенным).
  • Признают сделку фиктивной — если стороны настаивают на том, что такая передача состоялась.

Таким образом, одним из основных вопросов для суда в таких делах является установление достоверности факта передачи денежных средств или материальных ценностей в пользование заемщику.С этой целью может проводиться:

  1. изучение выписок со счетов;
  2. оценка произведенных трат;
  3. анализ доходов, полученных заемщиком и т.

    д.

Если же вам на самом деле необходимы денежные средства, вы можете обратиться к нам. У нас представлены лучшие предложения займов на счет круглосуточно с минимальным количеством отказов.

Понятие мнимой сделки

Мнимая сделка — это сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия.(ст. 170 ГК РФ) Главная особенность мнимой сделки в том, что реальные цели её участников расходятся с предметом (сутью) договора.

На самом деле стороны не придают своему контракту юридического значения и не считают себя связанными конкретными обязательствами по отношению друг к другу.Понятия мнимой и притворной сделки раскрываются в Гражданском кодексе РФВообще, для мнимых сделок характерен излишний формализм.

Осознавая незаконность своих действий, участники стараются максимально обезопасить себя и придать мнимой сделке видимость настоящей — прикладывают к договорам необязательные сопутствующие документы, оформляют письменно договорённости, которые допустимо заключать устно и т.

п.

Фиктивные сделки для «обналички» и прочих налоговых злоупотреблений: антисоциальные, мнимые или притворные?

Некоторое время тому назад Артем Георгиевич Карапетов в своем блоге на Фейсбуке задал вопрос аудитории – как квалифицировать договор в виде договора оказания услуг, который компания «заключила» исключительно с целью прикрыть перечисление денежных средств без надлежащего встречного предоставления и с целью занижения налоговой базы.Варианты были предложены известные: квалифицировать такую сделку по ГК РФ, как сделку, противную основам правопорядка и нравственности, либо по ГК РФ как мнимую, либо по ГК РФ как притворную.Еще только пробежав глазами публикацию я самонадеянно решил, что ответ не должен быть сложным: по применению ГК РФ к подобным случаям уже достигнут определенный консенсус, а разграничить сделку в рамках ГК РФ не должно быть особо трудно. Однако, вдумавшись в суть вопроса и почитав предложенные коллегами ответы на него, я понял, что все не так уж и просто.И если возможность применения к изучаемым отношениям ГК РФ действительно может быть отставлена, на мой взгляд, практически сразу, то в части квалификации действий в рамках ГК РФ надо немного подумать.Против квалификации обсуждаемой сделки как противной основам правопорядка и нравственности есть соображения как догматического, так и политико-правового характера, которые широко обсуждались и до меня.Статья.

169 ГК РФ, как известно, устанавливает недействительность сделок по основанию противозаконности, то есть по основанию, пересекающемуся с основанием недействительности, установленным 168 ГК РФ. Но противозаконности не простой, а, в отличие от ГК РФ, выражающейся не в формальном противоречии содержания сделки предписаниям закона, а ее противоречия основам правопорядка и нравственности в самой цели совершения сделки, из чего толкованием выводится также признак умышленность совершения этой сделки с такой целью (тут уже статья начинает напоминать применяемую судами связку и ГК РФ).
Но противозаконности не простой, а, в отличие от ГК РФ, выражающейся не в формальном противоречии содержания сделки предписаниям закона, а ее противоречия основам правопорядка и нравственности в самой цели совершения сделки, из чего толкованием выводится также признак умышленность совершения этой сделки с такой целью (тут уже статья начинает напоминать применяемую судами связку и ГК РФ).

Вполне обоснованно мнение, что как совершенную с целями противоречащим основам правопорядка и нравственности можно представить, в общем, любую сделку [2].

Особенно, если критерии того, что есть эти самые основы, определены нечетко. Из этого можно заключить, что если мы отпустим такую статью в «свободное плавание» без ограничительного толкования, вопрос противоречия конкретной сделки основам правопорядка и нравственности целиком уйдет в сферу судебного усмотрения, что ярко можно проиллюстрировать цитатой из практики Конституционного Суда, не видевшего, к слову, в таком положении вещей ничего страшного: «Антисоциальность сделки, дающая суду право применять данную норму Российской Федерации, выявляется в ходе судопроизводства с учетом всех фактических обстоятельств, характера допущенных сторонами нарушений и их последствий» ( Конституционного Суда РФ от 8 июня 2004 г. N 226-О) [3]. Получалось, что антисоциальными могут начать признаваться вообще любые сделки, имеющие целью нарушения каких угодно норм закона, что и начало проявляться особенно ярко как раз таки в спорах о признании недействительными сделок, способствовавших уклонению от уплаты налогов [3].По указанной причине и среди юристов и в судебной практике стало господствовать мнение, что ГК РФ все-таки должна применяться не просто к противозаконным сделкам, лишь не соответствующим по своим условиям императивным нормам, но покушающимся на правопорядок всем своим составом, причем покушающимся действительно на какие-либо его фундаментальные нормы.

Как разъяснялось еще в Постановлении Пленума ВАС РФ Пленума ВАС РФ № 22 от 10 апреля 2008 г.

«О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением Гражданского кодекса Российской Федерации»

, а впоследствии и перенесено Постановления Пленума ВС РФ №25 от 23 июня 2015 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Российской Федерации»: « … К названным сделкам могут быть отнесены, в частности, сделки, направленные на производство и отчуждение объектов, ограниченных в гражданском обороте (соответствующие виды оружия, боеприпасов, наркотических средств, другой продукции, обладающей свойствами, опасными для жизни и здоровья граждан, и т.п.); сделки, направленные на изготовление, распространение литературы и иной продукции, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду; сделки, направленные на изготовление или сбыт поддельных документов и ценных бумаг; сделки, нарушающие основы отношений между родителями и детьми» [4]. И к этому был добавлен еще один ограничитель:

«Для применения ГК РФ необходимо установить, что цель сделки, а также права и обязанности, которые стороны стремились установить при ее совершении, либо желаемое изменение или прекращение существующих прав и обязанностей заведомо противоречили основам правопорядка или нравственности, и хотя бы одна из сторон сделки действовала умышленно»

(тот же п.85 Постановления Пленума №25 от 23.06.2015) [4].То есть для квалификации сделки по данной статье ее противность основам правопорядка и нравственности должна заключаться не в самом по себе совершении сделки вопреки положениям норм позитивного права – иначе бы под ее действие попадали все без исключения противозаконные сделки, и из можно было бы исключить ст.

168, устанавливающую недействительность «простых» противозаконных сделок, да и множество иных специальных составов недействительности сделок — а в нарушении сделкой таких коренных основ правопорядка, которые вообще выводят отношения по этой сделке из обычного гражданского оборота в совокупности с умыслом на совершение ее именно с такой целью. Чтобы у судов не было сомнений, что сделки, которые хотя и способствуют уклонению от уплаты налогов, но не имеют своим предметом полностью незаконные действия, не квалифицируются по ГК РФ было прямо разъяснено, что

«Нарушение стороной сделки закона или иного правового акта, в частности уклонение от уплаты налога, само по себе не означает, что сделка совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности»

[4] Такое понимание ГК РФ, ограничивающее известным образом ее действие я считаю совершенно целесообразным согласно духу системы гражданского законодательства, устанавливающего большое количество специальных составов недействительности сделок именно потому, что их узкое толкование и применение необходимо для поддержания стабильности оборота, уверенности в действительности актов. Запускать в эту систему норму — универсальную убийцу сделок не следует.Применительно к приведенной Артемом Георгиевичем в качестве примера сделке ее тестирования на действительность по ГК РФ будет выглядеть следующим образом.

Анализируемая сделка представляет собой безвозмездное перечисление денежных средств, находящихся в собственности юридического лица в пользу третьих лиц, часто подставных, с последующим получением выведенных средств в пользу бенефициаров компании, которые обращают их, в конечном итоге, в свою собственность, или непосредственное перечисление таких денежных средств самим бенефициарам. При этом, чтобы такая хозяйственная операция уменьшала базу для уплаты налогов, необходимо, чтобы уплата этих денежных средств производилась за какое-либо экономически обоснованное встречное предоставление.

И сделка ради этого облачается в «одежды» возмездного договора.

Но изначальная суть сделки от этого не изменяется.

Такая сделка налоговую «экономию» имеет только в качестве побочного «бонуса». Ничего ведь не мешает сторонам, например, если они одумаются, все-таки не учесть перечисление по ней в перечне расходов, заплатить с нее прочие налоги, и оставить ее странные одежды только как причуду владельцев бизнеса. И убыток государства от совершения такой сделки также не превышает сумму не уплаченных от занижения такой сделкой налоговой базы налогов, то есть не составляет всю сумму операции.

То есть не образуется всего состава недействительности сделки, который требуется при узком толковании ГК РФ, а применение последствий ее недействительности в виде взыскания всего полученного по ней в доход государства будет явно неадекватно. (Вообще, на мой взгляд, такое последствие недействительности сделки по ГК РФ, уж покуда оно может быть введено законом, может устанавливаться разве что только в отношении сделок с предметами, изъятыми из оборота полностью по мотивам их опасности для жизни и здоровья или использованными в преступных целях).Если же сделка облачена в ненадлежащую форму еще и с целью вывода активов должника от кредиторов или участников общества, то тут имеются иные, специально введенные для оспаривания таких сделок, нормы – оспаривание крупных сделок и сделок с заинтересованностью, конкурсное оспаривание сделок во вред кредиторам, наконец, связка и ГК РФ что имеет право на существование, хотя использование ее и может быть подвергнуто критике по тем же соображениям, что и широкое применение ГК РФ.Получается, что во всех основных случаях, когда совершение обсуждаемой сделки образует состав противоправного деяния, закон предусматривает специальные механизмы восстановления прав лиц, чьи права затронуты совершенной сделкой.

И, в любом случае, сделка никогда не будет иметь полностью незаконный состав, что, на мой взгляд, необходимо для квалификации ее по ГК РФ.Если квалифицировать недействительность обсуждаемого типа сделок по ГК РФ я считаю неправильной, то из предложенных вариантов остались п. 1 или ГК РФ, то есть квалифицировать такую сделку как мнимую, или же как притворную.Первым пришедшим мне в голову решением было определить сделку как мнимую.

Согласно ГК РФ

«мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна»

.Вроде бы обсуждаемый нами «договор оказания услуг» этим самым договором оказания услуг не является, услуги никто никому оказывать не собирается, то есть стороны, кажется, действительно заключают его «лишь для вида», не собираясь исполнять. Этот аргумент склоняет в пользу мнимости такой сделки.Но следует также учесть, что такая сделка не представляет из себя совсем «ничто», или, во всяком случае, не всегда представляет. За ней часто кроется некое реальное действие – передача денежных средств.

Мы ведь даже уже особо подчеркнули это выше, при анализе возможности квалифицировать обсуждаемую сделку по ГК РФ.

Если это так, то получается, что это

«сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях»

, то есть сделка, ничтожная на основании ГК РФ как притворная.

Однако, так разрешить вопрос было бы легко, если бы критерием разграничения мнимых и притворных сделок был сам по себе факт их «механического» исполнения. Есть сделка, стороны которой не желают ее реальных последствий и есть исполнение – сделка притворна, нет исполнения – сделка мнимая. И долгое время такой критерий не только использовался для отграничения мнимой сделки от притворной, и часто приводил к тому, что полностью оставлялись в силе на самом деле фиктивную сделки.

Такой подход обоснованно находил своих критиков.

Многие обращали внимание на то, что мнимым может быть не только заключение, но и исполнение сделки, что и исполняться сделка может без намерения создать реальные последствия исполнения [1]. Но с принятием Пленума ВС РФ №25 от 23 июня 2015 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Российской Федерации» судебная практика была скорректирована.

Но с принятием Пленума ВС РФ №25 от 23 июня 2015

«О применении судами некоторых положений раздела I части первой Российской Федерации»

судебная практика была скорректирована.

В пункте 86 Постановления относительно мнимых сделок «.стороны такой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение.

Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним.» [4]Такое толкование ГК РФ представляется правильным. Но не приводит ли оно к смешению составов мнимой и притворной сделок? Полагаю, что нет. Просто критерий для отграничения становится другим – таким, каким и должен быть и не отличающимся от того, каким образом отграничиваются от мнимых все другие сделки: « …главное — не в правовых последствиях, а в сохранении фактического контроля над соответствующим имуществом.

Сделка, итогом которой не становится смена обладателя фактического контроля над имуществом, рискует быть признана мнимой» комментирует пленум Вадим Анатольевич Белов [2].

То есть то, является ли сделка мнимой или нет (а там она уже может быть и притворной и какой угодно еще) есть тот, происходит ли реальная передача контроля над имуществом или иными благами между лицами, осуществляется ли посредством этой сделки то, что именуется гражданским оборотом или нет (причем в конечном итоге, ведь в процессе некий квази-оборот часто как раз таки происходит). А вот в притворной сделке реальное движение благ имеет место и является целью сделки.И мнимая, и притворная сделки – это действия, которые совершаются с целью создать ложное впечатление относительно реально складывающихся между сторонами сделки отношений.

Но в случае мнимой сделки стороны стремятся создать впечатление оборота благ между сторонами, когда в реальности такой цели не преследуют, в случае с притворной сделкой – при реальном обороте благ создать впечатление оборота благ под иной каузой, чем реально имеют в виду.Применительно к поставленной задаче вышенаписанное означает, что если смоделированная нами сделка совершена между реально самостоятельными с точки зрения обособления их имущества лицами, имеет целью реальную передачу прав на денежные средства между этими лицами, но облачается в иную форму с некоей целью (уменьшения налоговой базы, создание впечатления возмездности, в иных целях), то налицо ее притворность. Если фактические обстоятельства свидетельствуют о том, что вся цепочка действий не приводит к действительному движению благ между субъектами права – например, действующее в «схеме» юридическое лицо не обладает действительной обособленностью имущества, является лишь мошенническим инструментом и единственной целью всех манипуляций есть только создание вида хозяйственных операций, уменьшающих налоговую базу одного лица (например предпринимателя, «выводящего» на такую компанию свой личный доход под видом расходов и потом обратно получающий его уже под видом расходов фиктивной компании) – то сделка, и даже целая их цепочка, может являться мнимой.1.

Бежецкий А.Ю., Бобровская О.Н. Коллизии в правовом регулировании недействительности мнимых и притворных сделок // «Законодательство», N 4, апрель 2012 г.;2.

Белов В.А. «Двадцать пятое» постановление Пленума: толкование или.

законодательство? // «Вестник экономического правосудия», N 11, ноябрь 2015 г.;3.

Конституционного Суда РФ от 8 июня 2004 г. N 226-О

«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «

Уфимский нефтеперерабатывающий завод» на нарушение конституционных прав и свобод Гражданского кодекса Российской Федерации и абзацем третьим пункта 11 статьи 7 Закона Российской Федерации «О налоговых органах Российской Федерации»4.

Пленума ВС РФ №25 от 23 июня 2015 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Российской Федерации»;

Владислав Добровольский → С «мнимыми и притворными» надо бороться полиции, а не налоговикам

14 июня Госдума приняла в первом чтении изменения в закон о бухучете. Ряд из них касаются запрета на принятие к бухгалтерскому учету документов, которые оформляют мнимые и притворные сделки и не имевшие место факты хозяйственной деятельности (см. законопроект № 192810-6). Сразу бросается в глаза то, что в законодательстве о бухучете могут появиться термины, аналогичные тем, которые даны в ст.

170 ГК РФ (мнимая и притворная сделка).

Обращает на себя внимание и тот факт, что эти запреты носят декларативный характер и не подкреплены уголовной и административной ответственностью за эти действия.

Да, есть административная ответственность за нарушения правил бухучета ( ст.15.11 КоАП РФ), однако нарушение нарушению рознь.

Одно дело, когда оно связано с небрежностью или невнимательностью, и совершенно другое, когда нарушение было допущено умышленно с целью фальсификации отчетности и получения необоснованной налоговой выгоды.

Однако по за отражение в бухучете несуществующей операции максимальный штраф – всего лишь 3 000 руб. И без обсуждаемого законопроекта всем очевидно, что ни один суд никогда не признает законным отражение таких операций.

По моему мнению, стоило бы законодательно ввести повышенную уголовную и административную ответственность должностных лиц за данные действия и распространить действие ст.

170 ГК РФ на налоговые правоотношения.

Отражение в бухгалтерском учете несуществующих операций, как правило, связано с желанием завысить свои расходы, обналичить денежные средства через фирму-однодневку по фиктивному договору, получить к возмещению от государства НДС и т.п. Это в 100 % случаях связано с недобросовестностью налогоплательщика.

Удивительно, но факт: до настоящего времени в НК РФ нет понятия добросовестный налогоплательщик.

В то же время в ст.1 ГК РФ указано, что при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно (3) и никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (4).

Давно назрела необходимость ввести в НК РФ норму аналогичного содержания, касающуюся поведения налогоплательщика, предусмотрев при этом право налогового органа оценить его добросовестность и отказать в принятии в качестве надлежащих документы бухучета, составленные с нарушением этого принципа. Кроме того, по аналогии со ст.10 ГК РФ, в НК РФ давно пора ввести норму, предоставляющую налоговому органу право отказать в возмещении НДС, а также не принять в качестве надлежащей составленную налогоплательщиком бухгалтерскую отчетность в случае, если налогоплательщик явно злоупотребляет правом, ведет себя заведомо недобросовестно, совершает действия в обход закона, имеет цель получения необоснованной налоговой выгоды, отражая в бухучете факты, не имевшие место в действительности, притворные или мнимые сделки. Злоупотребления налогоплательщиками своими правами в России приобрели массовый характер.

Модная тема «минимизации» налогообложения зачастую связана с банальным мошенничеством, создания видимости хозяйственных операций с целью ухода от налогообложения.

Суды прямо указывают на то, что налоговый орган вправе отказать в возмещении налога в случае, если факт реального совершения хозяйственных операций не подтвержден надлежащими документами либо выявлено злоупотребление налогоплательщиком правом на применение вычетов в связи с необоснованной налоговой выгодой в результате согласованных действий с контрагентами, направленных на неуплату налога в бюджет. Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (см.

постановление Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 года N 53 ). Налоговый орган вправе отказать в возмещении налога в случае, если факт реального совершения хозяйственных операций не подтвержден надлежащими документами (см. постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 2 июня 2011 года по делу ; постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 29 июня 2011 года по делу N ; постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23 августа 2011 года по делу N ).

Такой же позиции придерживается и Конституционный суд.

«При обнаружении признаков фиктивности сделок, направленности их на уход от налогов, согласованности действий поставщиков и налогоплательщиков, предъявляющих НДС к возмещению, необходимо выявлять, нет ли в поведении налогоплательщика признаков недобросовестного поведения»

, — писал Секретариат КС 11 октября 2004 года в документе «Об определении КС РФ от 8 апреля 2004 года N 169-О». Субъекты предпринимательской деятельности вправе применять в рамках свободы экономической деятельности различные гражданско-правовые средства (вексель, договор займа, уступку права требования, реорганизацию юридического лица и т.д.).

Однако осуществляя субъективные права, они должны учитывать, что при этом могут выйти за рамки собственно частных отношений и затронуть сферу публичных (фискальных) интересов. И когда имеет место очевидное игнорирование этих интересов, может иметь место злоупотребление предоставленными субъективными правами. Выявить это могут только правоприменители.

Уже сейчас суды применяют ст.10 ГК РФ к налоговым правоотношениям, однако вместо квалификации сделки, как мнимой, дают ей оценку как сделке, не имеющей реальной деловой цели. «При разрешении спора по существу судами установлено и материалами дела подтверждается, что примененный обществом механизм гражданско-правовых отношений создает лишь видимость предоставления персонала сторонними организациями.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о недобросовестном характере действий налогоплательщика, создании обществом искусственной ситуации, не имеющей реальной деловой цели, направленной исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды в виде неуплаты ЕСН в бюджет, что в силу ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации расценивается как злоупотребление правом и исключает судебную защиту», — говорится, например, В постановлении ФАС Уральского округа от 13.11.2007 N Ф09-9256/07-С2 (поддержано определением ВАС РФ от 21.12.2007 N 17356/07). Но, конечно, главную роль в борьбе с фальсификацией документов бухгалтерского учета должны играть не налоговые, а правоохранительные органы.

Необходимо ввести уголовную ответственность за подобные действия. А совершенным такое преступление должно считаться с момента составления документа, вне зависимости от того, был ли причинен ущерб и имело ли место фактическое уклонение от уплаты налога. Автор – Владислав Добровольский, к.ю.н, руководитель практики корпоративного права, ученый секретарь компании «Яковлев и Партнеры» , , ,

  1. 18 июня 2013, 14:23
  2. -1

Верховный суд рассказал, как признавать сделку мнимой

Фото с сайта moscowfr.ru Совершена ли сделка только для вида или стороны действительно желают ее исполнения?

Точного ответа на этот вопрос нет, в каждом случае суд исследует доказательства и исходя из них делает тот или иной вывод. При этом если юридически значимые обстоятельства не были установлены, а действиям сторон не дана оценка, дело подлежит пересмотру. Об этом и сообщил недавно . Игорь Марченко* на «Тойоте» въехал в «ВАЗ» Ивана Комова*.

У Марченко не было ОСАГО, а значит, ему придется возмещать Комову ущерб из собственных средств.

Пока он этого не сделал, при этом продал свою «Тойоту» матери за 100 000 руб. Комов решил, что сделка купли-продажи является мнимой и совершена лишь чтобы избежать возможного взыскания на автомобиль. Он пришел к такому выводу, поскольку стороны являются близкими родственниками, а договор купли-продажи заключен через неделю после ДТП.

Поэтому Комов обратился в суд с требованием признать указанный договор недействительным, применить последствия недействительности ничтожной сделки и взыскать судебные расходы. В суде выяснилось, что деньги по сделке не передавались, у матери Марченко нет водительских прав, автомобиль все еще находится в распоряжении Марченко, который допущен к его управлению и продолжает им пользоваться. Тем не менее , а вслед за ним и судебная коллегия по гражданским делам в удовлетворении иска отказали.

Суды сочли, что истец не представил доказательств мнимости сделки. По их мнению, родственные отношения между продавцом и покупателем ничего не подтверждают.

Также судами отмечено, что об исполнении договора свидетельствует факт перерегистрации машины в ГИБДД и покупка матерью ответчика ОСАГО.

Тогда Комов обратился с кассационной жалобой в ВС. Тот решил, что действия ответчиков по заключению договора купли-продажи не были исследованы с учетом всех обстоятельств.

По мнению ВС, апелляция не определила цель, которую преследовали стороны.

В апелляционном определении нет результатов оценки каждого из представленных доказательств в отдельности, а также их взаимосвязи. Поэтому ВС отменил это определение и направил дело на новое рассмотрение в суд второй инстанции (№ ).

ВИДЕОЛЕКЦИИ LF ACADEMY видео «Это дело является типичным примером попытки защитить свое имущество от обращения на него взыскания.

Поскольку суды не установили действительную правовую волю сторон, направленную на исполнение сделки, не дали полной оценки всем доказательствам и показаниям свидетелей, суд направил дело на новое рассмотрение», – отметила старший юрист «» Елизавета Капустина.»Подход ВС призывает суды нижестоящих инстанций при рассмотрении дел, в которых поведение сторон в значительной мере обусловлено мотивационными факторами, отходить от формальной оценки доказательств и досконально исследовать все обстоятельства дела», – заявил партнер, руководитель практики «Судебные споры и банкротство» Андрей Бежан.

При этом советник практики разрешения споров Александр Попелюк считает, что вероятность сохранения апелляционным судом отказного решения в силе весьма реалистична. Все юристы сошлись на то, что это дело крайне ценно для правоприменения.

«Определение ВС имеет важное правовое значение.

Оно не только защищает права конкретного истца, но и упорядочивает гражданские правоотношения. Это определение напомнит гражданам, решившим уйти от ответственности посредством недобросовестного поведения, о неотвратимости наказания», – уверен директор ООО «» Анна Коняева. «Чаще всего сделки по выводу активов должника вне дел о банкротстве оспариваются на основании ст.

10 и ст. 168 ГК как совершаемые исключительно во вред кредиторам. В этом же деле ВС указал на необходимость применения ст. 170 ГК, квалифицировав сделку в качестве мнимой.

Такой подход можно поприветствовать», – заявил юрист практик «Сделки и Корпоративное право» и «Разрешение споров» санкт-петербургского офиса ЮФ «» Артем Берлин.

* имя и фамилия изменены редакцией

  1. ,

Характерные черты недействительных сделок

Мнимые и притворные сделки имеют ряд особенностей, позволяющих даже на глаз отличить их от действительных операций.

К их числу относится следующее:

  1. Несоблюдение условий сделки на 100% после ее заключения, следование прописанным на бумаге принципам и положениям лишь отчасти. Чтобы у контролирующих органов не возникло вопросов, они могут оформлять фиктивные документы (например, акты приема-передачи и т.д.).
  2. Скрупулезное соблюдение требований закона к форме заключения договора. Стороны уделяют особое внимание тексту контракта, тщательно прорабатывают каждый пункт, используют письменную форму, даже если нормы права не требуют этого, заверяют у нотариуса и т.д.
  3. Нежелание наступления последствий, характерных для договора конкретного типа. Стороны изначально понимают, чего они хотят добиться подписанием того или иного соглашения.

У сторон договора имеются истинные интересы, скрываемые от третьих лиц. Чаще всего их реальные устремления противоречат нормам закона.

Что включает в себя исковое заявление

Для того чтобы суд рассмотрел иск о признании сделки недействительной, необходимо внести все в него все важные моменты. Иск должен содержать:

  1. уточнить пункты соглашения, которые являются недействительными и затрагивают интересы истца;
  2. цену иска;
  3. норму закона, которая регулирует данные нарушения (статья ГК РФ);
  4. перечень дополнительных документов, прикладываемых к заявлению, в том числе тех, которые будут служить доказательствами ничтожности сделки;
  5. дату.
  6. подпись;
  7. данные об ответчике;
  8. данные об истце;

Таким образом, мнимой сделкой обозначается соглашение между сторонами, заключение которого не предполагает возникновения в дальнейшем правовых последствий.

Внешне такой договор выглядит законным, так как составляется, как правило, согласно требованиям ГК РФ.

Несмотря на то, что существуют видимые признаки ничтожности сделки, доказать ее недействительность не всегда представляется возможным. Часто сравнивают мнимые и притворные сделки. Основное различие между ними в том, что притворная сделка прикрывает другую незаконную сделку и после совершения имеет реальные юридические последствия, в то время как мнимое соглашение заключается фиктивно, только на бумаге и, никаких дальнейших действий не предполагает.

Если гражданин, чьи интересы затронуты в ничтожном договоре или иные заинтересованные лица подают иск о признании сделки недействительной в суд, то стоит позаботиться о сборе полноценных доказательств и правильно оформить исковое заявление.

Юрист. Образование: ФГБОУ ВО УдГУ, специальность «юриспруденция», гражданско-правовая специализация.

С 2015 года юрист по вопросам гражданского права ( консультирование граждан, ведение дел в судах общей юрисдикции и арбитражных судах).

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+