Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Почему младший медперсонал санитарки получают больше чем медсестры

Почему младший медперсонал санитарки получают больше чем медсестры

Почему младший медперсонал санитарки получают больше чем медсестры

Средняя зарплата по больнице: врачи и медсестры поделят деньги санитарок

Подобную реакцию у медсестёр, лаборантов и фельдшеров вызвала перспектива получать к 2018 году одинаковую зарплату с санитарами в связи с майскими указами президента. Российские медики выступили против уравнивания заработной платы среднего и младшего медперсонала.

Поводом для такого недовольства послужил майский указ президента. Так, согласно бюджетной политике на 2018—2019 годы заработная плата в отрасли должна составить 100% от средней зарплаты в регионе как для медсестры, так и для санитарки. Это, по мнению медсестёр, полностью обесценит их труд, а также подтолкнёт к массовым увольнениям.

— Уравнивать абсолютно разные категории абсолютно нерентабельно и, по-моему, даже нецелесообразно. Врачи, медсёстры учились этой профессии, а санитарки нет. То есть можно спокойно закончить девять классов и пойти мыть полы, и тебя научат, как правильно ухаживать за больными.

Похожие материалы

Никто не решился оставить свой комментарий.Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.[ | ] Категории раздела Последние новости Форум Другие новости Фото

Кто работает в больницах?

Надежда и опора врачей — стар и млад… То есть дамы пред— и постпенсионного возраста, молодые выпускницы медучилищ, которые набираются практики перед институтом или перед уходом в коммерческие структуры, потенциальные декретницы и люди, которым некуда больше деваться.

Например, большинство санитарок и санитаров если не пенсионеры, то с судимостью, если не без образования и нормального знания языка, то без гражданства. И перспективы отрасли весьма плачевны: пенсионеры от медицины рано или поздно закончатся, а престиж врачебных специальностей стремительно уменьшается, поэтому желающих освоить дело с «низов» становится все меньше.

Уже сейчас большое количество выпускников медучилищ (ежегодно в России дипломы младших и средних специалистов получает несколько десятков тысяч человек) уходит в никуда. Средний срок работы молодой медсестры в госучреждении – полтора-два года. Если поднять зарплату медсестрам, работающим с врачами общей практики, то самих сестер больше от этого не станет.

В поликлиники ушли сотрудники из стационаров, перераспределение дефицита есть, а средний результат не очень… Есть, конечно, и высоквалифицированные сестры, которые выбрали профессию по призванию и мирятся со всеми ее тяготами, но их единицы, и кадровый голод без поднятия престижа профессии и оплаты труда такие сестры не утолят. И если ничего не изменится, может случиться так, что врач назначит лечение, а выполнять назначенное будет некому.

Врачи, конечно, могут работать без медсестер и лечить больных своими силами, только по несколько человек в день, не десятками, как сейчас.

Кому-то врачебной помощи может не хватить.

Так что если вы потеряли лишнее полчаса в очереди в регистратуру, если вам пришлось ждать медсестру с уколом, жалуйтесь не на нее, а на систему.

А лучше приходите в ближайшую больницу, где не хватает санитаров: специального образования не нужно.

Ну, а еще лучше — вместо жалоб и скандалов улыбнитесь медсестре и скажите спасибо за то, что она пока еще есть. Пусть одна на два поста, пусть звать ее нужно трижды, но все же она есть. Медпортал

Новинский бульвар, 25, корпус 1Москва, Россия, 123242

Практика показала

Сейчас в учреждении работают 76 младших медсестер и 16 санитарок, то теперь планируют оставить только 18 медсестер и обеспечить работой 68 санитарок.

По словам одной из сотрудниц Перинатального центра, это грозит ухудшением качества предоставляемых услуг.

Ведь у младших медсестёр обязанностей много: надо ухаживать за пациентками, кормить новорождённых, измерять давление, менять подгузники. А ещё, к примеру, младшие медсёстры относят новорождённых на диагностические исследования – ведь зачастую мама не может встать с постели. Санитарки всего этого делать не могут.
Санитарки всего этого делать не могут.

У них другой круг обязанностей: мыть и убирать. Если младших медсестёр в столь массовом порядке переведут в санитарки, то возникнет вопрос: кому выполнять всю перечисленную работу? Ответ есть у руководства медицинского учреждения.

Так, по словам главного врача Перинатального центра Евгения Тучина, по прошествии шести месяцев работы нового учреждения практика показала, что в таком числе младших медицинских сестёр оно не нуждается, а в санитарных работниках, напротив, испытывает острую нехватку.

«В начале прошлого года мы формировали штатное расписание и оценивали численность сотрудников будущего центра, – говорит Евгений Александрович. – Мы встречались с сотрудниками на тогда ещё будущих рабочих местах – в отделениях и в операционных, и с заведующим каждого отделения и старшей медсестрой отрабатывали возможные ситуации и рассчитывали необходимое количество медицинского персонала. Но проработав шесть месяцев, мы пришли к необходимости скорректировать штатное расписание».

Причины тому просты. Во-первых, открыв столько должностей младших медсестёр, руководство нового центра решило перестраховаться. Всё-таки площади учреждения были непривычно большими, а потоки движения пациентов, сотрудников, белья и медицинских отходов заранее оценить было очень затруднительно. Во-вторых, пришлось пересмотреть функционал младших медсестёр и санитарок.

Шесть месяцев работы центра показали, что среднему медперсоналу требуется больше помощи и необходимо сосредоточиться не на уходе за пациентами, а на поддержании санитарного состояния палат, родильных залов и операционных.

СМИ: Младший медицинский персонал массово переводят в уборщиц.

В феврале этого года в Анжеро-Судженской городской больнице (Кемеровская область) было объявлено о сокращении 126,25 ставки санитарок и младших медсестер.

Например, онкологическое отделение полностью лишалось младшего медицинского персонала. Акушерское отделение и операционный блок почти полностью. Остававшиеся в акушерском отделении две ставки санитарки не обеспечивали даже один круглосуточный пост в родильном зале. Администрация больницы объяснила это так: «Женщины в Анжеро-Судженской городской больнице по ночам не рожают и рожать не будут, поэтому санитарки нужны только в дневные смены».

Администрация больницы объяснила это так:

«Женщины в Анжеро-Судженской городской больнице по ночам не рожают и рожать не будут, поэтому санитарки нужны только в дневные смены»

.

Вместо сокращаемых должностей было введено 90 ставок «уборщиков служебных помещений», на которые настойчиво под угрозой увольнения потребовали перейти санитаркам и младшим медсестрам. Те, кто согласился стать уборщицами, сейчас выполняют трудовые функции, четко изложенные в профстандарте «Младший медицинский персонал». То есть делают то, к чему уборщица, по идее, не должна иметь никакого отношения.

«Оказание первой помощи, получение информации от пациентов, размещение и перемещение пациента в постели, помощь роженице при перемещении, санитарная обработка, гигиенический уход за тяжелобольными пациентами, оказание помощи пациенту с недостаточностью самостоятельного ухода при физиологических отправлениях, смена нательного и постельного белья, помощь медицинской сестре в проведении простых диагностических исследований, измерение температуры тела, частоты пульса, артериального давления, частоты дыхательных движений, наблюдение за функциональным состоянием пациента, оказание первой помощи при угрожающих жизни состояниях…»

Не стоит полагать, что санитарки были превращены в уборщиц в одной отдельно взятой больнице, где вдруг помешалось руководство. Все значительно хуже: эта кажущаяся невероятной история системно развернулась по всей стране. Например, в межрайонной больнице города Глазов (Удмуртия) больше 100 младших медицинских работников переведены в уборщицы.

По данным медицинского профсоюза «Действие», в Санкт-Петербурге из 12,5 тысячи сотрудников младшего медперсонала в клиниках осталось не больше 6 тысяч. Аналогичная картина в других субъектах — практически повсеместно.

Прошлым летом волна переводов санитарок в уборщицы была в Москве и Подмосковье. Очень распространено это удивительное явление на станциях скорой помощи, где младший медицинский персонал вообще выводят за штат, заключая договоры с аутсорсинговыми компаниями. Но те порой ведут себя необязательно, задерживают зарплату по 3–4 месяца, часто оказываются банкротами.

Всем новообращенным «уборщицам» уменьшили зарплату.

Например, в Республиканском психоневрологическом диспансере Республики Карелия все санитарки стали уборщицами. Они стали получать минимум на треть меньше: вместо 12 тысяч рублей — 8 тысяч. «Принудительный перевод в уборщицы — это унижение труда и профессионального достоинства младшего медицинского персонала,— говорит Андрей Коновал, сопредседатель межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие».— Они делают ту же самую работу, что и делали.

Только теперь они лишены всех льгот, которые имеют медработники, дополнительного отпуска, доплат за стаж и вредность. Их заработная плата сократилась где-то на треть, где-то вдвое.

А вот работать им теперь приходится больше, так как ставок уборщиц вводят меньше, чем было ставок младшего медицинского персонала. При переводе на другую должность их обманывают — обещают, что они не потеряют ни в зарплате, ни в льготах.

Или просто угрожают оставить без работы совсем». Уборщица с функцией Лариса Тарасова работает теперь уже уборщицей в Краевом детском санатории для больных туберкулезом детей № 7 «Росинка» в Соликамске (Пермский край).

«В конце 17-го года мы получили уведомления о том, что нас переводят из санитарок на должность уборщиков служебных помещений,— рассказывает она.— При этом главврач нам устно объяснила, что обязанности санитарок остаются. Главный врач прослезилась, сказала, что не хочет этого делать, но вынуждена.

Никто нам не объяснил, зачем это.

Нас закрыли в зале, где проходило собрание, дали договора о переводе на должность уборщиц и сказали подписывать. Девочки были шокированы. Кто-то начал плакать. Многие подписали. Потом некоторые стали возмущаться.

Четыре человека обратились в трудовую инспекцию. Тогда главный врач отменила перевод из санитарок в уборщицы и выпустила приказ о сокращении 23 штатных единиц палатных санитарок и еще один приказ о введении 17 должностей уборщиков служебных помещений.

Нам она сказала, что все, кто желают остаться на должности уборщиков, могут написать заявления.

Кто первым напишет, тот и останется.

Люди к 6 утра прибегали, чтобы быть первыми. Так все боялись остаться без работы.

У нас есть многодетные, многие женщины воспитывают детей одни. У всех ипотеки, кредиты. Сейчас мы делаем все то же самое, что и раньше, только работы прибавилось.

Сначала зарплата держалась на том же уровне (15–18 тысяч), а через несколько месяцев стала ниже МРОТ.

Девочки получали на руки меньше 10 тысяч…» Во всех медицинских учреждениях все происходило довольно однотипно.

Но вот в Краевом санатории для больных туберкулезом №1 в деревне Шалаши Пермского края придумали уникальную схему. Там был изобретен гибрид — совершенно новая профессия «уборщица с функцией санитарки». Санитарки, согласно договору, работают на 0,75 ставки уборщицами, а на 0,25 ставки — санитарками.

«У нас два этажа, 35 палат, 75 коек,— рассказывает Светлана Альхименко, уборщица в санатории для больных туберкулезом в деревне Шалаши.— Смена у меня 12 часов.

Вот я пришла в 8 утра, бегу за завтраком, кормлю лежачих больных, мою им руки.

Потом до обеда я должна вымыть 20 палат, убрать за лежачими, потом покормить всех обедом, потом мыть холлы и коридоры, кормить полдником и ужином. Три раза в неделю я мою лежачих больных. У нас сейчас их 15 человек. Днем мы хотя бы вдвоем работаем, а ночью я одна осталась. И я одна все 35 палат должна вымыть и 10 туалетов.
И я одна все 35 палат должна вымыть и 10 туалетов.

Я собираю все анализы. Сейчас их стали реже собирать. Говорят, мол, это дорогое удовольствие. Поэтому у нас месяц лежал больной с открытой формой туберкулеза.

И почему я должна рисковать? У меня зарплату урезали. Я теперь 10 800 рублей получаю вместо 15 тысяч. Конечно, я реже подхожу к лежачему больному.

У меня просто времени на это нет. Только из сострадания иногда.

На 0,25 ставки я санитарка. Это что вообще значит? Как посчитать, сколько по этой ставке я должна за пациентами ухаживать?

Моя ночная смена теперь стоит 77 рублей, а дневная 200 рублей 1 копейку. Мы обращались в трудовую инспекцию. Собрали деньги и послали одну девочку.

Дорого в город ездить. Так они нам сказали: если сейчас не уйдете со своим заявлением, мы позвоним работодателю, и вы там больше работать не будете». Рекомендательный стандарт На официальный запрос «Огонька» в Министерстве здравоохранения ответили, что вот таким образом просто «приводится в порядок штатное расписание».

«В медицинских организациях регионов проводится работа по оценке квалификации работников из числа младшего медицинского персонала и определению соответствия выполняемых ими трудовых функций содержанию профессионального стандарта «Младший медицинский персонал», утвержденного приказом Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации от 12 января 2016 года № 2н. Учитывая, что часть младшего медицинского персонала занята исключительно уборкой помещений и не привлекается к оказанию медицинской помощи, им предлагается перевод в прочий персонал (уборщики служебных помещений). В этих целях вносятся соответствующие изменения в штатные расписания.

Перевод осуществляется в соответствии с нормами Трудового кодекса Российской Федерации.

Лица, выполняющие трудовые функции младшего медицинского персонала, должны пройти профессиональное обучение в целях приведения уровня их подготовки в соответствие с требованиями профессионального стандарта». К позиции Минздрава очень много вопросов.

Рекомендуем прочесть:  Гипс опасен для здоровья

Действительно, в 2016 году появился профстандарт «Младший медицинский персонал». Согласно ему, младшая медицинская сестра и санитарка должны пройти обучение, соответствующее занимаемым должностям. И многие его прошли. Например, все 100 человек младшего медицинского персонала в межрайонной больнице города Глазов окончили необходимые курсы за счет работодателя.

Однако не помогло: через несколько месяцев их всех под угрозой увольнения перевели в уборщицы. В Минздраве, стоит отметить, документооборот отлажен, вот только содержание внутриведомственных инструкций находится в явном противоречии с текущей административной практикой. В 2018 году, например, во все медицинские учреждения было разослано письмо, подписанное заместителем министра здравоохранения Татьяной Яковлевой.

В 2018 году, например, во все медицинские учреждения было разослано письмо, подписанное заместителем министра здравоохранения Татьяной Яковлевой.

В нем говорилось, что «профессиональные стандарты носят рекомендательный характер.

При этом Трудовым кодексом не предусмотрено расторжение трудового договора с работником по инициативе работодателя вследствие несоответствия квалификации работника требованиям профессионального стандарта». В следующем абзаце администрациям больниц предписывалось:

«При проведении мероприятий по сокращению численности работников организация-работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся должность, в частности работникам из числа младшего медицинского персонала, должности которых подлежат сокращению, может быть предложен перевод в уборщики служебных помещений»

. А заниматься уборщики должны

«исключительно уборкой коридоров, вестибюлей и лестничных пролетов»

.

О зарплате говорилось отдельно:

«В целях сохранения кадрового потенциала рекомендуется не снижать уровень заработной платы работникам, переведенным в уборщики служебных помещений, достигнутый на момент перевода, за счет выплат стимулирующего характера»

. После этого письма, однако, перевод санитарок в уборщицы с потерей в оплате труда продолжился с утроенной силой.

Руководителям медицинских учреждений мешали нормативные акты, определяющие численность работников в медицинском учреждении, и, похоже, они и их стали воспринимать как «рекомендательные». «Существуют нормативы по штатным единицам в медицинских учреждениях,— говорит Андрей Коновал, сопредседатель межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие».— Должно быть определенное количество санитарок и младших медсестер, но руководители больниц в официальных письмах сообщают, что эта численность не обязательная, а просто рекомендованная.

Поэтому отделения можно оставить вообще без санитарок, а медсестер вынудить обслуживать в два раза больше пациентов, чем это указано в нормативах. Надзорные органы, которые должны следить за этим — Росздравнадзор и Государственная трудовая инспекция,— на это должным образом не реагируют». В подавляющем большинстве случаев медицинским организациям не удалось отделить функции уборщицы производственных помещений от функций санитарок.

Поэтому в муках выполнения невыполнимого и родился франкенштейн — 0,75 уборщицы / 0,25 санитарки. Непонятно только, как больницы, в которых нет санитарок, будут получать лицензию на медицинскую деятельность.

«Перевод санитарок в уборщицы создал в том числе и ряд проблем с лицензированием медорганизации,— объясняет Марина Краснорудская, секретарь ЦК Профсоюза работников здравоохранения РФ.— Порядки оказания медицинской помощи предусматривают должности санитарок. Что будет, если убрать всех санитарок из медицинской организации?

Организация может не получить лицензию на осуществление медицинской помощи в следующий раз». В чем же настоящая причина ликвидации младшего медицинского персонала как класса? Сработал известный принцип «хотели как лучше, а получилось как всегда»?

«Согласно указу президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года в 2018 году медицинские организации должны были повысить заработную плату медицинским работникам в соответствии с контрольными показателями, предусмотренными в «дорожных картах». Для младшего медицинского персонала она должна была равняться средней по региону,— объясняет Валентина Саркисова, президент Ассоциации медицинских сестер России.— В начале 2018 года нужно было докладывать президенту о выполнении майских указов. Так как санитаркам не доплачивали, им решили сразу все выплатить, и у них зарплата получилась в несколько раз больше, чем у палатных медсестер, например.

А затем санитарок стали переводить в уборщицы. Предполагалось таким образом найти средства на повышение зарплат среднему медицинскому персоналу. Минздрав, правда, по документам не рекомендовал убирать всех санитарок, речь шла о «разведении функций» с уборщицами, но на деле в итоге стали оголтело всех подряд переводить в уборщицы».

Ничего не скажешь — удобное решение, таким образом санитаркам и младшим медицинским сестрам не просто не нужно повышать зарплату по майским указам, а можно еще и урезать. Вот и получилось: инициатива президента по повышению зарплат младшим медицинским работникам привела к уничтожению этих профессий. Персонал на этих позициях просто перестал считаться медицинскими работниками.

«Из-за отсутствия финансирования для работодателей остается один источник финансового обеспечения и повышения уровня оплаты труда медработникам,— говорит Марина Краснорудская,— это оптимизация сети медицинских организаций и их штатной численности.

У одних отрезать от зарплаты, другим пришить.

К сожалению, негативным результатом оптимизации стало массовое сокращение или перевод санитарок из категории младшего медицинского персонала в категорию рабочих (уборщиц). При таких переводах нарушается трудовое законодательство. Занимаемая должность не соответствует исполняемым трудовым функциям.

В результате таких действий работодателей подавляющее большинство медработников так и не получили ожидаемого результата по реальному увеличению своей заработной платы, в то же время отчетливо проявились и даже обострились ряд системных проблем. Дефицит кадров, колоссальные нагрузки, которые не коррелируются с оценкой стоимости труда. Нам известны случаи исключения из штатных расписаний должностей «санитар» в операционных, послеоперационных и реанимационных палатах, палатах интенсивной терапии, родовых, словом, там, где уборка должна производиться только младшим медицинским персоналом».

Между тем очевидно: без младших медсестер в некоторых ситуациях функционирование среднего медицинского персонала очень затруднительно. Например, в «экстренных» ситуациях работы с роженицами или оперируемыми пациентами, когда дорога каждая секунда, у среднего медперсонала часто нет времени на стерилизацию рук после контакта с биологическими жидкостями (рвотой, кровью). В этом им должен помогать младший медицинский персонал, которого теперь нет.

Это тоже будут делать уборщицы? Без права на профессию? Ситуация вопиющая, но очень немногие младшие медицинские работники решились бороться за свои права.

За два года всего не более ста случаев обращения в суд и единичные положительные решения. В городе Глазов, к примеру, младший медицинский персонал подал заявление на проведение митинга, после чего им подняли зарплаты почти в 2,5 раза (теперь они планируют добиваться возвращения из уборщиц в санитарки). В Краевом детском санатории для больных туберкулезом детей № 7 «Росинка» в Пермском крае через суд удалось добиться восстановления некоторых уборщиц в должности санитарок.

Но, как правило, прокуратура, Росздравнадзор и трудовая инспекция принимают сторону работодателя.

В упомянутой уже в материале Анжеро-Судженской городской больнице конфликт оказался затяжным: около 30 санитарок и младших медсестер отказались от перевода в уборщицы, они обращались в Росздравнадзор и трудовую инспекцию — безрезультатно.

Тогда они подали заявление на митинг, после чего в кабинете главного врача с ними лично встречался мэр города, который убеждал их «перестать дурить» и сделать, как говорят — стать уборщицами. Уговорам не поддались, митинг в итоге был согласован (на семь утра, на пустыре у городской черты). Поддержать санитарок пришли шахтеры.

«В своем стремлении сэкономить на зарплатах руководство больницы пренебрегает доводами разума и федеральными нормами»

,— заявили сотрудницы больницы на митинге.

Три младшие медсестры объявили голодовку, в ходе которой младшая медсестра Татьяна Никифирова потеряла сознание… Что в ответ?

Была организована травля женщин в местных СМИ, их допрашивала полиция, по месту работы им регулярно устраивали проверки. Губернатор Кемеровской области делал заявление, что в больнице все происходит в рамках трудового законодательства. Наконец, заместитель прокурора Кемеровской области встретился с группой санитарок и младших медсестер и обещал бунтовщикам объективную проверку законности сокращений, в том числе по каждому сотруднику.

И все это ни к чему не привело.

Более 15 протестующих уволили, остальные согласились стать уборщицами. Сейчас 5 человек пытаются восстановиться в должности санитарок через суд. Перспектива без перспектив Ликвидация младшего медицинского персонала, конечно, скажется на всех медицинских работниках и в конечном счете ударит по пациенту.

«Сокращение младшего медицинского персонала, перевод их в уборщицы привел к тому, что многие их обязанности легли на плечи среднего медицинского персонала — медсестер,— говорит Валентина Саркисова, президент Ассоциации медицинских сестер России.— Нагрузка на медсестер и так была очень большая.

У нас по-прежнему 25–30 больных на одну палатную медсестру.

Чтобы заработать 20–25 тысяч, нужно работать на полторы-две ставки. Никто не работает на одну. Колоссальная нагрузка. Работают в основном пожилые, молодежь не приходит.

А тут еще санитарок сократили. Многие из-за этого уходят из системы здравоохранения.

В этом году очень большое количество медсестер просто уволились». В некоторых медучреждениях надеются на альтернативу: после увольнения младшего медицинского персонала для уборок помещений нанимают аутсорсинговую компанию, а обязанности санитарок при этом взваливают на средний медицинский персонал — палатных медсестер. Так, например, поступили в Детском пульмонологическом санатории «Светлана» в Пермском крае.

Каков результат? «Санаторий очень большой,— рассказывает воспитатель Ирина Валерьева,— у нас девять групп.

В каждой группе работали по три санитарки. Сейчас к нам приходят убирать 4 человека со стороны. Очень страдает качество уборки и уход за детьми.

Переодевать, убирать за детьми, мыть их теперь должны медсестры.

А они просто не успевают это делать». Ирина Воронова — палатная медсестра с трудовым стажем 24 года. Полгода назад ее сократили из туберкулезного диспансера города Кирова.

Ей 46 лет. Работа считается вредной, и Ирина должна была выйти на пенсию в 50 лет.

По трудовому законодательству, в предпенсионном возрасте сокращать не должны, тем нее менее ее сократили.

Работу она не может найти уже полгода. Во многих организациях ее не берут именно из-за возраста. «После сокращения я месяц проработала в девятой городской больнице,— рассказывает она,— не выдержала, сама уволилась.

Приходится выполнять очень много работы, которую медсестры делать не должны. В больнице нет санитарок, младших медсестер, лаборантов, статистов.

Все эти должности сократили, и их обязанности взвалили на медсестер. Мы, медсестры, берем кровь на сахар по три раза в день у большого количества больных.

В этом нам должны помогать лаборанты, но их нет. Мы сами кормим лежачих больных, их очень много.

В этом обязаны помогать младшие медсестры. Их тоже нет, есть только уборщики, которые моют палаты и меняют памперсы больным.

Мы перевязываем больных с гнойными ранами прямо в палатах, так как нет даже перевязочного хирургического кабинета.

Также медсестры собирают и заполняют истории болезни после выписки и смерти больных.

Это должны делать статисты или врачи. И после суточной смены я должна сидеть еще несколько часов и заполнять эти истории болезни. В таком режиме работать просто невозможно.

Откуда гуманность и милосердие у медсестры будет к больному, если о нас не думают, если ты работать должна без продыху, выполняя не свои обязанности.

Что это за оптимизация такая, когда работы в два раза больше, а денег в два раза меньше?» По оценкам Минздрава, в стране не хватает 130 тысяч медсестер.

Зарплаты по майским указам среднему медицинскому персоналу поднять не удалось, даже истребив как класс санитарок (по данным Счетной палаты, в 60 процентах регионов зарплаты младшего и среднего медицинского персонала не достигли целевых показателей).

И зачем тогда превращение медработников в уборщиц?. Авторство: Копия чужих материаловИспользованные источники: |

Клинингический случай

2 В разделе Сокращение младшего и среднего медперсонала приняло угрожающий характер.

Врачи и эксперты отрасли предупреждают, что скоро придётся отменять срочные операции из-за отсутствия операционных медсестёр.

Основная причина их нехватки – низкие зарплаты. Работники сами увольняются, не желая работать за 16 тыс.

рублей. Столь бедственное положение медсестёр и нянечек выглядит тем более странно, если учитывать, что индексация их заработной платы – одна из первейших обязанностей Минздрава, порученная ведомству ещё в рамках знаменитых «майских указов» президента Владимира Путина. Похоже, что глава Минздрава Вероника Скворцова решила ими пренебречь. Как следует из данных Росстата, за минувший год численность среднего и младшего медперсонала сократилась почти на 70 тыс.

человек. «Основная проблема медперсонала – это низкие зарплаты. Зарплата увеличилась за счёт увеличения нагрузки.

Лечебным учреждениям невыгодно нанимать новых сотрудников, да никто и не идёт», – говорит исполнительный директор общественной организации «Ассоциация медицинских сестёр России» Ольга Фролова, которая сама много лет работала главной медсестрой онкологического диспансера.Помимо того что работники сами не выдерживают нагрузки и увольняются, нередко и администрация медучреждений стремится сэкономить на младшем и среднем персонале. Самый популярный способ экономии – нанять вместо нянечек клининговую компанию. «Санитарка причастна к пациенту, она протирает тумбочку, меняет постельное бельё, поправляет подушку, может повернуть, помочь в плане гигиены.

А уборщик только моет пол», – говорит Ольга Фролова.Замена санитарок профессиональными уборщиками стимулирует родственников пациентов к платным услугам. В частности, по данным фонда независимого мониторинга «Здоровье», рост объёма платных медуслуг за последний год составил около 7%.

В общей сложности граждане доплачивают системе здравоохранения более полутриллиона рублей.

«И камнем преткновения тут являются не сами платные услуги, которые имеют право существовать, а то, что людям приходится платить за то, что положено им бесплатно по полису ОМС»

, – говорит директор фонда «Здоровье» Эдуард Гаврилов.Однако если тенденция сокращения медперсонала будет продолжаться, то в итоге может получиться так, что и платные услуги оказывать будет некому. По данным опроса, проведённого фондом «Здоровье», 71% врачей сегодня уже заявляют о нехватке медицинских сестёр.

«Работа санитарок и нянечек очень важна – без них пациент окажется брошенным. Сокращение среднего медперсонала приведёт к тому, что однажды некому окажется ставить уколы, проводить предварительную диагностику, ассистировать хирургам за операционными столами», – переживает директор Московского НИИ глазных болезней им. Гельмгольца Владимир Нероев.Но в Минздраве данной проблемы, похоже, упорно стараются не замечать, занимаясь другими делами.

Так, по данным проверки Счётной палаты, в прошлом году ведомство потратило 17 млн рублей на доработку геоинформационной системы учёта и ведения объектов здравоохранения. Система эта нужна для того, чтобы планировать территориальное расположение федеральных медицинских организаций, подведомственных Минздраву.

Тут, конечно, можно было бы поспорить, насколько она в нынешних условиях вообще нужна, учитывая, что в медучреждениях скоро может оказаться некому работать.

Но беда в том, что даже и эту систему в Минздраве так и не закончили. По итогам выявленных нарушений СП направила обращение в Генпрокуратуру.Эдуард Гаврилов, глава фонда «Здоровье»:– Санитарки и нянечки – это самый незаметный для широкой общественности класс медработников, но функции, которые они выполняют, не менее значимы для пациентов. Санитарка и лекарства получать медсестре помогает, и больного переодевает, моет и до кабинета процедурного проводит или довезёт на каталке.

Это всё равно кому-то приходится выполнять, и это либо родственники, либо наёмный персонал, за работу которого платит пациент. Однако я часто слышу, что санитарок специально переводят на ставку уборщиц, чтобы не обеспечивать им увеличения зарплаты, как положено в соответствии с «майскими указами» президента 2012 года.

6 0 7 1 11 Татьяна Нижегородская Газета Опубликовано: 27.07.2016 18:18 Отредактировано: 27.07.2016 18:23 Комментарии Еще на сайте 629 3833 1153

Комментарий

Геннадий Щербаков, заместитель председателя профсоюза работников здравоохранения РФ: — Чтобы, с одной стороны, сэкономить средства и хорошо выглядеть в части выполнения майских указов, в лечебных учреждениях начинают санитарок переводить в уборщицы, менять штатное расписание. Труд медсестры и санитарки уравнять нельзя ни по специфике работы, ни по уровню подготовки.

Обком профсоюза работников здравоохранения Московской области справедливо поднял этот вопрос.

Посмотрим, как отреагирует власть.

Оптимизация добралась до санитарок

0 11170 45 Печатная версия 19.11.2019 18:47:00 Младший медицинский персонал отказывается переходить в уборщицы Тэги: , , , , ,

По данным профсоюзов работников здравоохранения, из 700 тыс.

младшего медицинского персонала осталось только 300 тысяч. Фото Интерпресс/PhotoXPress.ru С санитарками в отечественных больницах было плохо, кажется, всегда. Зарплата маленькая, работа тяжелая, вот и не находилось охотников.

В советское еще время лежавшая в родильном доме коллега, женщина суровая, сделала выговор санитарке. Через минуту прибежал профессор и буквально умолял: «Если что не так, ради бога, зовите меня.

Если она уволится, мы погибнем – три санитарки на отделение». Так оно и тянется. Санитарок не хватает и, похоже, скоро совсем не будет.

Они массово увольняются из государственных и муниципальных лечебных учреждений. По данным Росстата, за третий квартал 2020-го число их уменьшилось с 292 тыс. до 266 тыс. В среднем по России санитаров стало меньше на 9%.

Это в среднем. А в Ярославской области, например, число их сократилось почти наполовину (на 48%), в Амурской – на 32%, в Чукотском автономном округе – на 31%. Процесс этот идет последние несколько лет. По данным профсоюзов работников здравоохранения, из 700 тыс.

младшего медицинского персонала осталось только 300 тыс. Причина все та же – оптимизация.

В соответствии с майскими указами президента санитаркам должны были существенно повысить зарплаты. Чтобы не делать этого, прибегают к разным ухищрениям (как и с врачами, и с медсестрами). В отношении санитарок придумали перевести их в уборщицы.

Санитарки – это младший медицинский персонал больницы. Они меняют постельное белье, проводят влажную уборку помещений и ухаживают за больными, которые не могут позаботиться о себе сами, – моют их, меняют одежду и памперсы, убирают после родов и операций. Разница между санитаркой и уборщицей не только в названии.

Санитарка – это младший медицинский персонал, а уборщица – технический.

Различаются их функции, система формирования заработной платы и расчета надбавок и отпусков. С переходом из категории медицинского персонала в технический у них останется вся прежняя работа, но исчезнут надбавки, например за вредность. В 2016 году появился профессиональный стандарт «Младший медицинский персонал».

Согласно ему, младшая медицинская сестра и санитарка должны пройти обучение, соответствующее занимаемым должностям. В соответствии с профстандартом сотрудник, занимающий эту должность, обязан обеспечивать санитарное содержание палат, специализированных кабинетов, перемещение материальных объектов и медицинских отходов, уход за телом умершего человека. Он должен иметь среднее общее образование и пройти профессиональное обучение по должности «санитар», уметь оказывать первую помощь, проводить дезинфекцию предметов ухода, оборудования, инвентаря и медицинских изделий.

Проводить предстерилизационную очистку медицинских изделий. Очень удобное нововведение эти профстандарты.

Санитаров, получивших такую профессиональную подготовку, очень мало. А раз ее нет, можно исключить их из категории младшего медицинского персонала и перевести в технический. Ссылаются при этом, как всегда, на западную практику, где нет санитарок, но есть уборщицы.

«У нас принята другая система», – вежливо отвечают западные врачи, когда их спрашиваешь, как у них решается проблема ухода за больными. Ведь если нет санитарок, кто‑то ухаживает за больными, моет их, перестилает постель. Это все делают медсестры. И делают на высшем уровне.

Если у пациента появились пролежни, это большой скандал и большие неприятности и у сотрудника вплоть до увольнения. Нигде в клиниках пациентам в тяжелом состоянии не приходится нанимать сиделок – все необходимое делает медицинский персонал. При этом медсестры (и медбратья) владеют техникой сложных манипуляций.

Они получили серьезное медицинское образование и соответственно хорошо зарабатывают. Такая вот другая система. Может, и у нас когда‑нибудь будет. Да, собственно, уже и есть – в частных медицинских учреждениях за большие деньги.

В государственных же – готовьтесь платить за то, что подойдут, сменят белье, вымоют. Если есть кому. Пусть и не соответствуют профстандарту.

На массовый исход санитарок отреагировал и президент Владимир Путин: «Некоторые вещи просто вызывают удивление. Допустим, санитарок мы приравняли по темпам роста заработной платы к среднему персоналу, но начали их переводить в уборщицы. Ну зачем? И так у них не такая уж большая заработная плата.

На чем экономим‑то?» Все на том же. Комментарии отключены — материал старше 3 дней

0 30077 145

0 3586 25

0 33620 58

0 26613 27 Загрузка.

24smi.org

Повышение зарплаты идет поэтапно

Руководство больницы поясняет: существующее положение вещей – это распоряжение сверху. «Мы должны действовать по дорожной карте, разработанной Минздравом, и не имеем права отступать от нее, – рассказала нам главврач Родниковской больницы Марина Пономарёва. – Да, на данный момент в нашей больнице зарплаты санитарок могут быть выше зарплат медсестер.

Например, если санитарка берет дополнительную нагрузку. Однако к концу года зарплата среднего медперсонала в среднем составит 14 243 рубля, а младшего – 13 250 рублей. Повышение зарплат среднего медперсонала идет медленнее, чем младшего, потому что у последнего зарплаты гораздо ниже».

Чтобы не быть голословным, руководство больницы даже прислало в редакцию документ из Министерства здравоохранения, согласно которому к 1 октября зарплаты старшего, среднего и младшего персонала должны составлять 180, 90 и 80 процентов от средней зарплаты наемных работников в регионе, а с 1 января 2018 года – соответственно 200, 100 и 100 процентов.

То есть зарплаты санитарок и медсестер через несколько месяцев сравняют официально. «Конечно, мы понимаем, что это не совсем правильно: средний персонал имеет образование, у них и ответственность гораздо больше. Но мы не можем нарушать постановление правительства», – комментирует Марина Анатольевна.

Деньги от санитаров вернут медсестрам

По крайней мере, так планируется. С помощью объединения учреждений, необходимость в управленцах пропадет. Минздрав МО планирует реализовать практику других регионов, где уже прошли реформы учреждений, а именно : сокращение административного состава, по словам Дмитрия Матвеева, на него приходится до 40% оплаты труда.

Всех управленцев планируется объединить в пределах муниципалитета. Также сообщается, что уровень зарплат не изменится от перевода сотрудников в другие должности, а все сэкономленные деньги пойдут на оплату труда медработниковСокращение штата и укрупнение учреждений не первый случай снижения расходов, объединение больниц проходит практически во всех региона России, но не всегда это приводит к положительным явлениям, как для сотрудников так и для пациентов. Из-за оптимизации сокращается число больниц, уменьшается число коек.

Согласно ЦЭПР в России с 2000 до 2015 г. число больниц сократилось в два раза. Тем не менее, укрупнение больниц продолжается в рамках оптимизации здравоохранения.

На прошлой неделе были опубликованы средние зарплаты врачей по регионам России. В лидеры вышли Колыма (143 тыс.

рублей), Ненецкий АО (158 тыс.

рублей), ЯНАО (176 тыс. рублей) и Чукотка (180 тыс.

рублей).

В редакцию издания «» обратились медработники Колымы, которые утверждают, что при работе на одну ставку квалифицированный врач получает от 40 до 60 тысяч рублей. Так выяснилось, что 130-140 тысяч рублей врачи на Колыме получают только при работе на две или даже на три ставки.

“Ставка УЗИ-врача минус подоходный со всеми надбавками, без платных услуг при 6,5 часовом рабочем дне около 40000.

Но у нас из-за дефицита кадров меньше, чем на 2 ставки мало кто работает, а в сезон можно и в 3-4 местах совмещать, есть ещё и дежурства, есть специальности, где оклад выше, не забываем про административных работников. Вот средний и выходит, но не на ставку, а на три! Но работать в режиме нон-стоп в течение длительного времени невозможно, и прожить на ставку невозможно.

А в связи с “майскими” указами о среднем заработке медработников у санитарок премии больше, чем у медсестер и врачей», – рассказали медработники. То же касается и среднего медперонала: на голую ставку медсестра со стажем и категорией получает 30-35 тысяч рублей в месяц. Чтобы заработать больше, люди берут дополнительные ставки.

Так, например, медсестра в роддоме на 1,75 ставки получает чуть более 40 тысяч рублей, в Ольской больнице зарплата медсестры на ставку – 30 тысяч рублей, медсестра областной больницы на 1,5 ставки зарабатывает 45 тысяч.

Не более 40 тысяч рублей зарабатывают медсестры поликлиник, работая больше, чем на 1 ставку. Кроме того, в сравнении с прошлым годом сократились премии и «стимулирующие» в некоторых медучреждениях. Тем временем, согласно майским указам президента Владимира Путина, к 2020 году зарплата младшего и среднего медперсонала должна быть не менее средней по региону, а у врача составлять 200% от этой цифры.

В декабре 2018 год средняя зарплата на Колыме, по данным Росстата, составила 86 тысяч рублей. А значит, согласно “майским” указам, в декабре 2018 года медсестра должна была получать зарплату, эквивалентную средней по региону, – 86 тысяч рублей. Врач должен был получить не менее 172 000 рублей.

Реальные цифры говорят о том, что медики Колымы на 1 ставку не получают и трети суммы, которую имел в виду Владимир Путин в “майских” указах. “В здравоохранении есть индикаторы, которые устанавливаются федеральными структурами, согласно “майским” указам, – по указам на данный момент индикатор – 72 000 рублей для медработника Колымы среднего звена.

То есть, такую зарплату человек должен получать У нас в медицине очень низкие оклады, – рассказал эксперт ОНФ Колымы Сергей Зеленков. – К зарплате они дают около 30%, остальное – премии.

Работодатель премиями поднимает зарплату до индикатора.

Но если ему захотелось экономить, он просто не назначает премии или платит урезанную их часть.

Поэтому ситуация выходит из-под контроля. В прошлом месяце, например, всем подняли оклады на 4%. Но люди получили меньше – доход у людей не увеличился.

Я говорил с министром здравоохранения Колымы, он негодовал по этому поводу. Губернатор тоже поднял этот вопрос.

Меньше, чем 72 тысячи рублей для среднего медперсонала быть не должно. И сейчас, скорее всего, начнутся проверки медучреждений, потому что это руководители “крутят” схемы с премиями». Как сообщалось ранее, медицинская сестра в городе Борзе Забайкальского края пожаловалась на зарплату ниже санитарок: работающие в одном отделении центральной районной больницы медик и технический работник без медицинского образования получают соответственно 15 и 22 тысячи рублей.

Подробнее читайте: . Актуально Loading. © Все права защищены.

  1. Теги

Повышение в 2020 году

Как сообщают последние новости, прогнозируемый рост заработной платы для медработников в 2020 году должен вылиться в следующие цифры:

  1. 70,5% – для младшего медицинского персонала.
  2. 159,6% – относительно того уровня заработной платы в 2018 году для врачей;
  3. 86,3% – для среднего медицинского персонала;

Тем не менее, насколько вырастет зарплата у рядовой санитарки в действительности, пока сказать невозможно. На сильное увеличение рассчитывать не приходится: зарплата работникам бюджетной сферы напрямую связана с финансовыми возможностями государства.

А та нестабильность, которой сейчас можно охарактеризовать экономическое состояние в стране, абсолютно не способствует плановому увеличению зарплаты даже таких высоко ценимых врачей, как хирурги. Так что рассчитывать приходится скорее на индексацию в связи с инфляцией, чем на повышение зарплаты.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+