Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Правильность применения норм права материального и процессуального устанавливается

Правильность применения норм права материального и процессуального устанавливается

Правильность применения норм права материального и процессуального устанавливается

В заключение


Нарушение судом норм материального и процессуального права – причина отмены ранее принятых судебных актов, упоминающаяся в постановлениях апелляционного и кассационного уровня. Первая касается неправильного выбора акта, который регулирует спорные отношения (не так редакция, применен документ, имеющий меньшую юридическую силу, и т. д.). Процессуальные нарушения — невыполнение порядка рассмотрения дела.

Одного из них достаточно, чтобы судебный акт отменили. Эти нарушения имеют больше влияния на карьеру судьи, чем ошибки в применении материального права.

Применение норм права – это властная деятельность компетентных органов и должностных лиц по подготовке и принятию индивидуального решения по юридическому делу.

(проф. Леушин В.И.) Применение норм права необходимо в следующих случаях: а) когда права и обязанности субъектов не могут возникнуть без властного решения уполномоченного органа (право на пенсию); б) в случаях конфликтов сторон (спор о правах, нарушения кем-либо права субъекта, спор между работником и работодателем по поводу увольнения, спор между продавцом и покупателем по поводу продажи некачественной вещи); в) в случаях совершения правонарушения;г) в случае необходимости установления либо подтверждения факта, имеющего юридическое значение Стадии (этапы) применения норм права: 1) установление фактических обстоятельств юридического дела; 2) выбор и анализ правовой нормы, подлежащей применению, а также юридическая квалификация фактических обстоятельств дела; 3) принятие решения по юридическому делу и его документальное оформление; 4) исполнение правоприменительного акта.
(проф. Леушин В.И.) Применение норм права необходимо в следующих случаях: а) когда права и обязанности субъектов не могут возникнуть без властного решения уполномоченного органа (право на пенсию); б) в случаях конфликтов сторон (спор о правах, нарушения кем-либо права субъекта, спор между работником и работодателем по поводу увольнения, спор между продавцом и покупателем по поводу продажи некачественной вещи); в) в случаях совершения правонарушения;г) в случае необходимости установления либо подтверждения факта, имеющего юридическое значение Стадии (этапы) применения норм права: 1) установление фактических обстоятельств юридического дела; 2) выбор и анализ правовой нормы, подлежащей применению, а также юридическая квалификация фактических обстоятельств дела; 3) принятие решения по юридическому делу и его документальное оформление; 4) исполнение правоприменительного акта.

1) установление фактических обстоятельств юридического дела – это сбор информации о совершенном деянии. На этой стадии необходимо выполнить 2 действия: 1) выявить и процессуально (документально) закрепить (зафиксировать) все факты, имеющие отношение к делу; Выявление и фиксация фактов осуществляется: в уголовно-правовых отношениях, например, путем составления протокола осмотра места преступления, с указанием в нем: а) координат местаб) временив) способа совершения правонарушенияг) описания места преступления д) фиксации в этом протоколе следов преступления. 2) определить количество и объем юридически значимых для дела фактовДля этого следует знать, что факты, которые будут положены в основу решения, будут отвечать следующим требованиям: а) относимостиб) допустимости г) полнотыд) доказанности Факт — дискретный (ограниченный пространством и временем) отрезок действительности а во-вторых, достоверное знание, отражающие эту действительность.

(проф Черданцева А.Ф.) В энциклопедическом словаре термин «факт» (лат. сделанное, совершившееся) определяется в трех значениях: 1) в обычном смысле – синоним понятия «истина», «событие», «результат»; 2) знание, достоверность которого доказана; 3) в логике и методологии науки предложения, фиксирующие эмпирические знания.

Требование относимости юридических фактов заключается в том, что при сборе информации о совершенном деянии: устанавливаются, доказываются лишь те факты, которые относятся к данному делу. Требование допустимости юридических фактов означает, что в процессе определения количества и объема юридически значимых для дела фактов должны использоваться лишь определенные процессуальными законами средства доказывания.

Требование полноты юридических фактов состоит в том, чтобы все факты, относящиеся к делу, были всесторонне и объективно проанализированы.

Требование доказанности юридических фактов означает, что все факты, положенные в основу решения по делу были достоверными и обоснованными. 2) выбор и анализ правовой нормы, подлежащей применению, а также юридическая квалификация фактических обстоятельств дела На второй стадии правоприменительного процесса необходимо: а) определить соответствующий данным фактическим обстоятельствам нормативный правовой акт; б) найти в нормативном правовом акте соответствующую норму права, которая относится к данным фактам, а также проверить распространяет ли она свое действие на эти факты во времени, в пространстве и по субъектам;в) проверить является ли этот источник права (нормативный правовой акт) официальным, а юридическая норма действующей, не отменена ли она, не изменена, либо не дополнена ли. При юридическом анализе дела обязательно следует учесть эти изменения и дополнения;г) провести юридический анализ соотношения смыслового содержания юридической нормы с фактическими обстоятельствами дела (юридическая квалификация фактических обстоятельств дела).

3) принятие решения по юридическому делу и его документальное оформление На третьей стадии правоприменительного процесса необходимо: а) выработать содержание текста принимаемого решения; б) подготовить проект правоприменительного акта; в) проверить соответствие правоприменительного акта действующим юридическим нормам; г) оформить (издать, подписать, зарегистрировать) акт правоприменения; д) ввести акт правоприменения в юридическую силу; е) довести информацию о содержании правоприменительного акта до соответствующих субъектов.

4) исполнение правоприменительного акта: а) оформление исполнительного листа и его направление управомоченному органу (взыскателю). Исполнительный лист оформляется только после вступления судебного решения в юридическую силу; б) добровольное выполнение обязанным лицом (должником, осужденным) правоприменительного акта; в) принудительное исполнение юрисдикционных (судебных) актов органами службы судебных приставов;г) полное возмещение ущерба, убытков, уплата штрафов, отбытие срока юридического наказания.

Сен 10, 2020adminlawsexp

Понятие норм материального права в гражданском процессе

Материальное право обладает собственными необходимыми, присущими ему формами процессуальной защиты. Судебное право и процесс так же обладают тесной связью друг с другом. Единый дух должны иметь судебный процесс и законодательство, ибо процесс есть лишь форма жизни закона, а значит, отображение его внутренней жизни.

Определение 1 Норма материального права является нормой, выступающей начальным регулятором отношений в обществе, т.

е. правилом поведения, на основании которого принимается конкретное решение по делу юридического характера. Эта норма является общеобязательной, формально определенной и в установленном порядке может приниматься, изменяться, обеспечиваться государством.

Она обладает четко определенной структурой:

  • Санкцией (которая по содержанию является мерой справедливости и свободы).
  • Гипотезой;
  • Диспозицией;

Особенности процессуальных норм

Гражданское законодательство состоит из двух основных частей. Это Гражданский кодекс и Гражданский процессуальный кодекс. В первом случае, закон включает все определения из данной области права, он содержит перечисление и описание участников гражданских отношений, права и обязанности сторон по сделкам, правила начисление пеней и штрафов, основания возмещения причиненного вреда.

Кроме того, значительная часть норма кодекса посвящена наследственным отношениям.

Все указанные нормы относятся к числу материальных. При этом нормы процессуального права в гражданском процессе устанавливают порядок реализации положений Гражданского кодекса.

Это подробное описание процесса защиты нарушенных прав, судебного разбирательства. Например, данные материальные нормы права устанавливают сроки обращения в суд, сроки обжалования судебных решение, обязанности судьи и участников процесса.

Именно поэтому они называются процессуальными. . Таким образом, нормы права в гражданском процессе это совокупность правил и моделей поведения, которым следуют участники судебного разбирательства. Они распространяются на судью, истца, ответчик, третьих лиц, свидетелей, экспертов и всех иных участников разбирательства.

Загрузка. Пожалуйста, подождите.

Применение материального и процессуального закона при назначении наказания (©Paragraph 2020 / 5.0.3.30) Применение материального и процессуального закона при назначении наказания По субординации в правовом регулировании различают нормы права: 1) материальные (первичный регулятор общественных отношений) — закрепляют права и обязанности субъектов права, на основании которых возможно разрешить дело по существу (право на добросовестную конкуренцию); 2) процессуальные (вторичный регулятор общественных отношений) — содержат правила о порядке реализации норм материального права и разрешения дела по существу (порядок расследования преступления, порядок вызова свидетелей в суд). Назначение норм процессуального права — установить «регламент» (фр. règlement, лат. regula — правило) осуществление прав или исполнение обязанностей, закрепленных в материальных нормах; способствовать достижению результата, предусмотренного нормой материального права; реализовывать право на защиту.

Нормы процессуального права отличаются от норм материального права: содержанием, что выражается в своеобразии их предписаний; особенностями адресата; структурой строения. Признаки норм материального и процессуального права: Нормы материального права: 1) регулируют фактические связи, которые служат содержанием процессуального права; 2) являются более динамичными, чем процессуальные; 3) обусловлены материальными обстоятельствами общественной жизни; 4) имеют целью обеспечивать права и свободы человека, упорядочивать отношения в обществе, устанавливать правопорядок; 5) имеют регулятивную, правоохранительную и правозащитную действие; 6) адресованы всем субъектам права; 7) отменяются в официальном порядке.

Нормы процессуального права: 1) регулируют юридические связи, которые выступают формой материального права, призванные способствовать развитию материальных норм, обеспечивать их реализацию; 2) являются более статичными, чем материальные нормы, по своей природе являются ограничительными; 3) имеют двойную обусловленность: а) материальными условиями жизни общества; б) особенностями норм той отрасли материального права, с которой они тесно связаны и потребности которой обслуживают; 4) имеют целью обеспечивать право на защиту прав, свобод и интересов человека и гражданина в сочетании с правом обращаться за такой защитой в суд, а также закреплять властные полномочия суда по рассмотрению юридических дел; 5) имеют процедурный характер (определяют оптимальный порядок осуществления юридического процесса), поэтому их еще называют процедурными; 6) адресуются обычно уполномоченным субъектам, то есть тем, которые наделены властными полномочиями по применению норм материального права (следователям, судьям, прокурорам и проч.); 7) прекращают действие с отменой норм материального права. Нормы процессуального права нельзя отождествлять с процедурными нормами материального права, хотя и те и другие являются процедурными по характеру.

Процедурные нормы материального права является необходимым условием реализации ряда материальных регулятивных норм и связей и существуют почти во всех его отраслях. Они неотделимы от всей другой системы норм материальных отраслей права и регламентируют порядок реализации норм права благодаря такой ее особой форме, как применение нормы права соответствующими государственными органами. Каждая материально-процедурная норма связана с соответствующим регулятивным отношением и является обязательным условием его нормальной реализации.

Содержание материально-процедурной нормы определяется содержанием «своих» основных материальных регулятивных правоотношений и не может быть использован для осуществления «чужих». Например, материальные нормы, объединенные в институт избирательного права, не могут быть использованы для процедуры обмена жилых помещений.

Чтобы предотвратить путаницу между процедурными нормами материального права и нормами процессуального права, необходимо четко осознать существующую между ними разницу: процедурные нормы материального права регламентирующих оперативно-исполнительная форма применения права, в то время как нормы процессуального права регламентирующих правозащитную форму применения права.

Основным отличительным признаком является то, что оперативно-исполнительная форма применения права направлена на непосредственную реализацию права (государственная регистрация прав на охрану права интеллектуальной собственности), а правозащитная, направленная на решение дел об правонарушениях, на восстановление или компенсацию нарушенных прав. В отличие от процедурных норм материального права, нормы процессуального права создаются для регулирования отношений будто «извне». Они имеют качество универсальности, приспособленности, обеспечивающие реализацию юридических обязанностей, которые регулируются различными отраслями материального права, и следовательно, выполняют служебную роль — регламентируют порядок применения норм материального права и деятельность компетентных органов по защите прав.

Назначение уголовного наказания является итогом судебного разбирательства и одним из главных элементов уголовного судопроизводства, от которого во многом зависит достижение целей наказания. Назначение наказания — одна из важнейших стадий применения уголовного закона, ключевой этап осуществления правосудия по уголовным делам, один из основных институтов уголовного права. Установленный законодательством порядок назначения уголовного наказания является важной гарантией реализации принципов законности, справедливости и гуманизма.

В соответствии сУголовного кодекса РК наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание как мера государственного принуждения является способом воздействия на осужденного в строгом соответствии с нормами уголовного законодательства.

Государственный характер меры принуждения выступает в качестве гарантии того, что наказание будет законным, обоснованным материалами дела, справедливым и свидетельствовать о неотвратимости ответственности за совершенное преступление. При назначении наказания суды должны исходить из положенийРК о равенстве всех перед законом и судом. В ст. 39 Уголовного кодекса указаны цели уголовного наказания, а именно восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых уголовных правонарушений как осужденным, так и другими лицами.

Наказание не имеет своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства. Все цели, указанные в ст. 39 Уголовного кодекса, несмотря на различия в содержании, являются вполне взаимосвязанными и взаимообусловленными, достижение каждой из них способствует реализации других.

Назначение уголовного наказания в правоприменительной практике вызывает наибольшую сложность. В связи с введением в действие с января 2015 года новыхиВерховным Судом РК принято нормативное постановление, регулирующее отношения в области назначения уголовного наказания. Как известно, принятие новых кодексов напрямую связано с гуманизацией уголовной политики Казахстана, проводимой в свете концепции правовой политики на период с 2010 до 2020 года.

Как известно, принятие новых кодексов напрямую связано с гуманизацией уголовной политики Казахстана, проводимой в свете концепции правовой политики на период с 2010 до 2020 года. В связи с чем, данный принцип напрямую коснулся норм, связанных с назначением наказания.

Назначение наказания основывается, на определенных принципах, которые являются конкретным выражением общеправовых и отраслевых специальных принципов уголовного права. Принципы, которые лежат в основе назначения наказания, следующие: законность, гуманность, справедливость наказания, обоснованность наказания и обязательность его мотивировки в приговоре, индивидуализация наказания, экономия мер уголовной репрессии.

Эти принципы находят свое отражение в нормах Уголовного кодекса Республики Казахстан.

Общие начала назначения наказания — это установленные законом критерии, которыми должен руководствоваться суд при назначении наказания по каждому конкретному делу.

Иначе говоря, какое бы уголовное дело не рассматривалось, какое бы наказание не определялось виновному, суд обязан исходить из этих общих критериев. Суд определяет наказание: 1) в пределах, установленных статьей Особенной части Уголовного кодекса Республики Казахстан, предусматривающей ответственность за данное преступление; 2) с учетом положений Общей части УК; 3) учитывая характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе его поведение до и после совершения преступления, обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность и наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи или лиц, находящихся на его иждивении.

Рассмотрим эти критерии. 1. Суд назначает наказание в пределах, установленных соответствующей статьей Уголовного кодекса Республики Казахстан. Это требование означает, что суд может назначить наказание лишь в пределах санкции статьи Особенной части Уголовного кодекса Республики Казахстан, по которой квалифицировано деяние виновного.

Например, санкция части второй статьи 264 Уголовного кодекса Республики Казахстан предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от трех до семи лет.

При осуждении по данной норме Уголовного кодекса Республики Казахстан суд должен назначить наказание в пределах максимума и минимума, установленных санкцией данной статьи. При назначении наказания применительно к конкретному случаю значение#N# #N#имеет вид санкции. По своему виду большинство санкций в Уголовном кодексе относительно определенные, т.е.

такие, в которых указаны вид наказания и его низшие и высшие пределы. Такие санкции открывают суду большие возможности для индивидуализации наказания.

Альтернативные санкции — это санкции, где указываются два и больше основных наказания, из которых суд имеет право выбрать любое. Большая часть санкций в УК являются альтернативными. Они в максимальной степени позволяют индивидуализировать наказание как со стороны его сроков, так и видов.

Суд не может назначить наказание выше того максимума (высшего предела), который установлен в санкции статьи Особенной части, например, по части второй статьи 264 Уголовного кодекса Республики Казахстан — до семи лет, за исключением случаев, когда наказание назначается по совокупности преступлений или совокупности приговоров (ч.2 ст.52 УК). Ниже минимума (низшего предела) наказания, предусмотренного санкцией статьи Особенной части Уголовного кодекса Республики Казахстан, суд при наличии обстоятельств, предусмотренных статьей 55 Уголовного кодекса Республики Казахстан, вправе назначить наказание.

В этом находит свое выражение принцип гуманизма ори назначении наказания. 2. Суд назначает наказание с учетом положений Общей части Уголовного кодекса Республики Казахстан.

Это означает, что суд должен руководствоваться теми положениями Общей части Уголовного кодекса Республики Казахстан, которые относятся к целям, видам, условиям применения отдельных видов наказания, а также правилам назначения наказания.

Например, в санкции статьи 359 Уголовного кодекса Республики Казахстан предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет. Минимальный срок лишения свободы по данной статье с учетом положений статьи 48 Уголовного кодекса Республики Казахстан определяется в шесть месяцев. В пределах от шести месяцев до двух лет суд должен назначать наказание при осуждении по указанной норме Уголовного кодекса Республики Казахстан.

Определяя наказание при неоконченном преступлении, суд должен руководствоваться правилами статьи 56 Уголовного кодекса Республики Казахстан. При назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, суд должен руководствоваться положениями статьи 57 Уголовного кодекса Республики Казахстан. Назначая наказание, суд должен исходить из тех его целей, которые определены в статье 38 Уголовного кодекса Республики Казахстан.

Если имеют место совокупность преступлений или совокупность приговоров, суд назначает наказание по правилам, установленным в статьях 58, 60, 61 Уголовного кодекса Республики Казахстан, а при рецидиве — по правилам статьи 59 Уголовного кодекса Республики Казахстан. Суд обязан учитывать и иные положения Общей части Уголовного кодекса Республики Казахстан.

В частности, обсудить возможность применения институтов условного осуждения или отсрочки отбывания наказания (ст.63,72,74 УК).

3. При назначении наказания суд обязан учитывать характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, а также обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность и наказание. Новое уголовное законодательство обязывает учитывать кроме перечисленных обстоятельств поведение виновного до и после совершения преступления, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи или лиц, находящихся на его иждивении Уголовное право Республики Казахстан.

Общая часть. — Алматы: Жеті жаргы, 1998г. стр. 225. По характеру общественной опасности виды преступлений отличаются друг от друга. Например, разбой более опасен, чем кража, убийство более опасно, чем доведение до самоубийства.

Соответственно и наказание за совершение этих преступлений должно быть разное.

Более тяжкое преступление предполагает более строгое наказание и, наоборот, за совершение преступления небольшой тяжести в сочетании с другими обстоятельствами должны применяться более мягкие виды наказания. Степень общественной опасности, которую должен учитывать суд при назначении наказания, определяет тяжесть конкретного преступления и зависит от индивидуальных особенностей этого преступного деяния.

Так, кража, влекущая ответственность по части первой статьи 175 Уголовного кодекса Республики Казахстан, менее опасна кражи в крупном размере.

Пиратство с применением оружия более опасно, чем пиратство, влекущее ответственность по части первой статьи 240 Уголовного кодекса Республики Казахстан. Цели наказания тем успешнее будут достигнуты, чем лучше суд разберется в том, кто совершил преступление, к кому применяется наказание.

При совершении конкретного преступления нет преступника вообще, а есть вполне определенная личность, обладающая только ей присущими качествами. Эти качества могут положительно или отрицательно влиять на избрание меры наказания.

Поэтому суду при назначении наказания необходимо всесторонне, тщательно проанализировать все данные о личности виновного. Важную роль при избрании меры наказания играют социальный облик лица, совершившего преступление, степень его опасности для общества, выявившийся при совершении преступления, образ жизни, семейное положение, состояние здоровья, наличие не образующих невменяемости психических аномалий, поведение до и после совершения преступления, наличие судимости, отношение к труду, нравственный облик, совершение аморальных или благородных поступков, авторитет в коллективе и тому подобное. Закон обязывает суд при назначении наказания предвидеть влияние наказания на исправление осужденного (на достижение одной из целей наказания) и с учетом всех обстоятельств правильно избрать по возможности наименее тяжкий вид наказания, определить его размер.

Кроме того, руководствуясь принципом гуманизма, суд должен учесть возможное влияние назначенного виновному наказания на условия жизни его семьи, а также на лиц, находящихся на его иждивении. Однако данные обстоятельства не должны иметь преобладающее значение, так как чрезмерное смягчение наказания из-за вышеназванных обстоятельств лицу, совершившему тяжкое преступление, а также если он представляет опасность для общества, будет негуманно по отношению к потерпевшему, негуманно для общества в целом. При назначении наказания несовершеннолетнему суд учитывает, кроме рассмотренных обстоятельств, условия его жизни и воспитания, уровень психического развития, иные особенности личности, а также влияние на него старших по возрасту лиц (ст.80 УК).

Такое положение вполне оправданно, так как указанные обстоятельства, играющие значительную роль в формировании личности несовершеннолетнего правонарушителя, должны влиять на его наказание. Последовательное и неукоснительное осуществление принципа индивидуализации наказания может быть достигнуто, если в каждом конкретном случае будут учитываться в совокупности как все обстоятельства дела, характер и степень тяжести преступления, так и качества, характеризующие личность преступника. Наконец, суд обязан учесть при назначении наказания имеющиеся в деле обстоятельства, которые смягчают или отягчают ответственность и наказание.

Под обстоятельствами, смягчающими и отягчающими ответственность, принято понимать различного рода факторы, относящиеся к личности виновного и совершенному им преступлению, которые соответственно уменьшают либо повышают общественную опасность преступления и преступника, следовательно, и степень его ответственности и влияют на наказание.

Учет смягчающих обстоятельств дает суду право: а) при альтернативной санкции назначить менее строгий вид наказания; б) определить наказание в размере, равном или близком к минимуму, установленному санкцией статьи Уголовного кодекса Республики Казахстан, по которой квалифицировано преступление; в) в силу статьи 55 Уголовного кодекса Республики Казахстан применить более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление; г) применить условное осуждение.

Наличие отягчающих обстоятельств, напротив, предоставляет суду возможность: а) при альтернативной санкции назначить более строгий вид наказания из тех, которые в ней указаны; б) назначить наказание, близкое или равное максимальному размеру наказания, предусмотренному санкцией статьи Особенной части УК, по которой квалифицируется деяние виновного; в) исключить возможность применения статьи 55 Уголовного кодекса Республики Казахстан; г) исключить возможность применения условного осуждения.

Установленный законом перечень смягчающих обстоятельств не является исчерпывающим. Это означает, что суды могут учитывать при назначении наказания в качестве смягчающих и другие обстоятельства, не входящие в указанный перечень.

В приговорах судов при назначении наказания нередко встречаются ссылки на следующие обстоятельства, рассматриваемые как смягчающие: наличие у виновного наград, участие в Великой Отечественной войне, преклонный возраст, состояние здоровья и тому подобное.

Суд не может не учитывать смягчающее обстоятельство, указанное в законе. Например, несовершеннолетие виновного не может быть не учтено судом как смягчающее обстоятельство, так как это обстоятельство признается смягчающим согласно пункту «2» части первой статьи 53 Уголовного кодекса Республики Казахстан.

Закон запрещает учитывать в качестве смягчающих те обстоятельства, которые предусмотрены в нормах Особенной части Уголовного кодекса Республики Казахстан в качестве признака преступления. Например, при назначении наказания лицу по статье 99 Уголовного кодекса Республики Казахстан (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны), суд не может ссылаться на пункт «з» части первой статьи 53 Уголовного кодекса Республики Казахстан как на смягчающее обстоятельство, потому что превышение пределов необходимой обороны является необходимым признаком состава преступления, предусмотренного статьей 99 Уголовного кодекса Республики Казахстан.

С учетом данного признака и санкция статьи 99 УК предусматривает сравнительно нестрогое наказание. Поэтому повторный учет этого обстоятельства при назначении наказания запрещается. В отличие от перечня, содержащегося в статье 53 Уголовного кодекса Республики Казахстан, данный перечень является исчерпывающим.

В отличие от перечня, содержащегося в статье 53 Уголовного кодекса Республики Казахстан, данный перечень является исчерпывающим. Это значит, что при назначении наказания суд не может признать отягчающими обстоятельства, не указанные в части первой статьи 54 Уголовного кодекса Республики Казахстан. Это является еще одним свидетельством гуманизма уголовного законодательства Казахстана.

Судья СМУС Карагандинской области Есенбаев И.А. 9 апреля 2020, 13:54 Источник, интернет-ресурс: Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку .

Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript 5 минут 10 минут 20 минут

    НОВОСТИ
    ПРАВО
    БУХГАЛТЕРУ
    АНАЛИТИКА
    АВТО
    МУЗЫКА
    ПЕРЕВОДЧИК
    АФИША

ПОЧТА х Логин @ vkurse.kz funs.kz bin.kz vzakone.kz Пароль Запомнить меня

    СЕРВИСЫ
    О НАС

© 1999 — 2020 Сетевое издание «Zakon.kz»

Материальные права человека

Материальные права – это конкретные свободы и права, полагающиеся человеку: свобода слова, совести, вероисповедания, выбора местожительства, право на образование и др.

Процессуальные права – это доступные человеку способы действия и связанные с ними институты, позволяющие индивиду добиваться от правящих соблюдения свобод и реализации прав.

Иногда это разграничение нечеткое, например, право на судебное разбирательство может в некоторых ситуациях считаться материальным (когда мы обращаемся в суд как к арбитру, решающему наш спор с другим человеком), а в других – процессуальным (когда мы подаем в суд жалобу на учреждение, нарушившее наши права). Материальные права делятся на права и свободы.

Право (иногда называемое позитивным правом) – это обязанность правящих предпринять активные действия в пользу каждого из нас. Например, право на образование накладывает на власть ответственность за создание сети школ, дающей каждому ребенку возможность обучения.

Как решен вопрос оплаты, вносится ли оплата за школу непосредственно или же в виде налога, вносимого в бюджет, который выступает в роли посредника при передаче денег, – это второстепенный вопрос.

Если, однако, ребенок не будет иметь возможности получить образование (например, ввиду отсутствия эффективной стипендиальной системы в первом из этих случаев), мы будем иметь дело с нарушением права на образование. Аналогично выглядит ситуация в случае права на справедливый суд, так как выполнение обязанности построить сеть судебных учреждений дает возможность каждому обратиться в суд с важным для него делом.

Свобода (иногда называемая негативным правом) – это налагаемые на власть запреты на вмешательство в определенные области нашей жизни. Свобода слова, свобода вероисповедания и т. п. – это запреты на вмешательство государственной власти в эти области человеческой активности.

Иначе говоря, если у меня есть право, то обязанностью власти является что-то для меня сделать, действовать активно, а если мне полагается какая-то свобода, государство обязано от действия воздержаться.

Традиция польского языка иногда противоречит этой систематике – буквально понимаемое право на жизнь могло бы значить, что государство должно сделать меня бессмертным, а, тем временем, речь идет скорее о свободе жизни; право на собрания – это запрет на вмешательство в то, где и под какими лозунгами мирно собираются люди, а, значит, это свобода собраний. Бороться с языковой нормой сложно и не совсем целесообразно, тем не менее, разграничение позитивных и негативных прав очень существенно. Некоторые права являются неотъемлемыми правами.

Это полагающиеся человеку права, от которых он не может отказаться. Подписанный кем-то документ о том, что он отрекается от личной свободы и отдается кому-то в рабство, не будет иметь никаких юридических последствий и с самого начала лишен значения. С другой стороны, мы можем эффективно распоряжаться имуществом и ограничить свое право собственности – собственность не является неотъемлемым правом.

Поскольку все, что связано с правами и свободами человека, происходит между индивидуумом и властью, следует подчеркнуть, что есть три принципиально разных подхода к природе этих отношений.

В соответствии с первым из подходов, власть первична, и это именно она по своей благосклонности и доброте предоставляет людям некоторые права.

Таким образом, люди имеют столько прав, сколько власть захочет им дать. Такой подход представлен во всех коммунистических конституциях, можно найти его также в некоторых европейских конституциях девятнадцатого века.

Второй подход базируется на модели общественного договора: власть и, с другой стороны, народ, понимаемый как совокупность индивидуумов (а не как марксистское общество, которое являясь «новым качеством», может иметь свое собственные, независимые от воли и интереса его членов, цели), составляют договор. Подданные соглашаются выполнять определенные повинности в пользу правящих (например, платить налоги), а власть обязуется что-то делать для людей (реализовать их права) и воздерживаться от вмешательства в некоторые области их жизни (признавать свободы).

Такой договор, более или менее выгодный для каждой из сторон, дополненный описанием структуры аппарата власти, часто называется конституцией.

Третий подход типичен для американского образа мышления. Люди, имеющие природные, вытекающие из сути их человечности свободы и права, решают создать государство и назначить власть, чтобы им лучше и удобнее жилось. Чтобы государство могло действовать, они добровольно ограничивают некоторые свои права и передают их в распоряжение государства, например, ограничивают свое право на собственность и соглашаются платить налоги, ограничивают свою свободу и обязуются по мере надобности служить в армии.

Эта модель принципиально отличается от первой. В первой люди имели столько прав, сколько предоставила им власть, в третьей власть имеет столько прав, сколько ей передали люди. Такие отличия в образе мышления имеют серьезные практические последствия.

Если надо будет выбрать правовую норму и применить ее в конкретном, хорошо подобранном случае, то, руководствуясь первым и третьим способом рассуждения о взаимоотношениях между человеком и властью, мы получим разные решения, а, значит, даже одни и те же положения могут по-разному формировать общественную действительность.

Третий подход, гласящий, что власти дозволено только то, что допускается законом, а людям – все, что законом не запрещено, является одной из основ концепции прав человека. Следует, однако, помнить, что мы рассматриваем только проблему взаимоотношений «индивидуум – власть», и что утверждение, согласно которому человеку дозволено все, что законом не запрещено, ограничивает только возможность основывающегося на принуждении вмешательства государства в многочисленные области нашей жизни, не уменьшая при этом ни в чем наши нравственные обязанности по отношению к близким, соседям или просто другим людям.

Основным понятием в концепции прав человека является неотъемлемое человеческое достоинство или – на языке общественного учения католической церкви – достоинство человеческого существа. Человеческое достоинство связано с самой сущностью человечности, вытекает из самого факта, что кто-то является человеком; его имеет и младенец, который еще ничего ни хорошего, ни плохого в жизни не сделал, и самый большой преступник.

Человеческое достоинство следует отличать от личного достоинства, которое является понятием, близким чести – такое достоинство надо «заработать», оно растет, когда мы ведем себя благородно и порядочно, можно его потерять, если поступаем подло. Для прав человека важным является первое понятие – человеческое достоинство. Его обоснование можно искать в разных религиях и философиях.

Например, для христианина оно вытекает из того, что человек, созданный по образу и подобию Бога, носит в себе частицу достоинства своего Создателя. Однако, оказывается, что для дальнейшего рассуждения не особенно важно, как мы обосновываем существование человеческого достоинства, в какой религии или философии мы будем его искать, если и так, рассматривая последствия существования этого достоинства, получим в конечном итоге очень сходные перечни свобод и прав, полагающихся человеку в его связях с государственной властью; прав, защищающих человека от унижения, негуманного отношения со стороны сильного, обладающего средствами принуждения государства. Эти права и свободы являются оболочкой, щитом, защищающим достоинство каждого человека от посягательств со стороны власти.

Таким образом, права человека не гарантируют того, что мы будем любимы, счастливы, что нам будет сопутствовать успех, не гарантируют даже справедливости или минимум благосостояния – они защищают нас только от унижения, посягательств на наше достоинство, и то лишь со стороны одного, но самого могущественного из потенциальных нарушителей – государственной власти, что в демократии означает волю большинства. Права человека позволяют нам сохранить индивидуальность, неповторимость, так как не было до сих пор и никогда не будет уже кого-то такого, как каждый из нас, с нашим индивидуальным багажом воспоминаний, чувств, мыслей.

Противоположностью строя, уважающего неповторимость и индивидуальность каждого из нас, являются «тоталитаризмы», создающие «нового человека», придуманного диктаторами и отвечающего эталону.

Такие идеальные граждане говорят одинаково, думают одинаково, а в крайнем варианте одеты в северно-корейские или китайские мундирчики или коричневые рубашки, и маршируют строем или складываются на стадионах в живые картинки в честь Вождя-Отца или организующей их жизнь Идеи. Из человеческого достоинства выводятся два основных понятия: свобода и равенство.

Из человеческого достоинства выводятся два основных понятия: свобода и равенство. Свобода до сегодняшнего дня имеет несколько разное значение в Северной Америке и в Европе.

Это обусловлено историческими причинами и разным положением людей на этих континентах в конце XVIII века, когда формировалась современная концепция прав человека.

В Америке поселенцы шли на Запад, было много урожайных земель, а созданное ими государство необходимо было исключительно для защиты от внутренних и внешних врагов. Задачей государства было создание института шерифа и системы правосудия, которые защищали от внутренних врагов, а также армии, защищавшей от других – внешних – врагов. Индейцы считались внешними врагами.

Каждое последующее вмешательство государства в жизнь колонистов было бы не только излишним, но и нежелательным, так как уменьшало бы их шансы на успех. В связи с этим появилась концепция свободы от государства, которое – ограниченное до роли «ночного сторожа» – должно было выполнять исключительно защитные функции.

Одновременно в преамбуле Декларации Независимости появилась запись о праве на стремление к счастью, праве, понимаемом как негативное право: американец свободен в своем стремлении к счастью, а государство должно ему в этом не препятствовать. В это же время в Европе не было свободной земли, которую можно было бы взять, большинство людей работало на чужой земле, и подчинялось экономической, а иногда и крупных землевладельцев. Эти люди надеялись, что свободу даст им государство, которое в состоянии призвать к порядку их непосредственных угнетателей.

Отсюда концепция свободы посредством государства. С этой концепцией было связано ожидание, что государство осчастливит каждого гражданина, и понимаемое в таком духе право на счастье получило свое отражение в документах Французской Революции. Склонность к притязаниям как черта европейской концепции свободы отразилась со временем на истории, ведь именно в этом регионе появились правительства, которые поверили в то, что знают, что хорошо для людей и как их можно осчастливить, а некоторые даже пробовали претворять это в жизнь.

Слово «равенство» в устах политиков имеет разные значения.

Когда его использует кто-то, имеющий, немного упрощая, коммунистическую идеологическую родословную, то имеется в виду равенство причитающихся каждому средств и благ, равенство условий жизни.

Воплощением такого образа мышления был лозунг «у нас у всех одинаковые желудки», значит, всем полагается одно и то же. Равенство в устах социалиста означает равенство шансов. Люди, входя в жизнь, должны иметь одинаковые возможности.

Позднее талантливые и трудолюбивые сделают карьеру, у других это не получится, но точка старта должна быть одинаковой. Такой образ мышления появляется в концепции прав человека при вопросах, связанных с правами лиц, относящихся к национальным и общественным меньшинствам. Наконец, либерал понимает равенство как равенство прав и равенство перед законом.

Понятие равенства прав очень близко понятию «запрещения дискриминации». А дискриминация – это каждая необоснованная рационально, основывающаяся на физических или биологических признаках, дифференциация прав или полномочий. Так, положение, запрещающее незрячему вести автомобиль, не является дискриминацией, поскольку оно рационально обосновано, а запрет на выдачу водительских прав блондинкам или цыганам наверняка является проявлением дискриминации.

Можно на практике создать правовую систему, свободную от дискриминирующих положений, однако до сих пор не удалось построить систему, выполняющую второе либеральное условие равенства: равенство перед законом.

К человеку богатому или известному должностные лица везде относятся лучше, чем к членам стигматизированных или сталкивающихся с общественным пренебрежением групп. Придумываются разнообразные системы, призванные нивелировать эту разницу, однако нигде не удалось достигнуть этого в полной мере и, может быть, постулат равного отношения является практически недостижимой целью, что не значит, что следует перестать стремиться к его реализации.

Очевидно, что в общественных или межличностных отношениях могут появляться элементы нерациональной дифференциации, однако это вопрос не связанный с отношением «индивидуум – власть», рассмотрением которого мы здесь ограничиваемся. Размышления над равенством и свободой являются исходной точкой для формулирования каталогов материальных прав и создания институтов и процедур, гарантирующих соблюдение государством содержания этих каталогов. Большинство материальных прав – это ограниченные права.

Среди содержащихся в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод только свобода от пыток и свобода от рабства не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах. Остальные могут быть ограничены тогда, когда возникает конфликт между их реализацией и правами и свободами других людей или такими благами, как, например, безопасность государства.

Однако, эти ограничения допустимы исключительно ввиду конкретно указанных целей, а сделать это можно только законом – само правительство не имеет права вносить такие ограничения. Допустимым является только минимальное ограничение, достаточное для защиты блага, с которым реализация права находится в противоречии.

Наконец, форма ограничения должна быть приемлема в демократическом обществе свободных людей.

То, не были ли нарушены эти четыре условия при ограничении прав, проверяет Европейский Суд по правам человека.

Итак, в свете европейского права необоснованным является опасение, типичное для нас, воспитанных при коммунизме: если власть сможет ограничивать права, то на практике она их ликвидирует. Ограничения есть и должны быть допустимы, но их объем и форма очень строго проверяются.

Таким образом, возможность ограничения прав человека ни в коем случае не упраздняет их сущность.

Поиски пределов прав и свобод человека бывают трудными, являются источником конфликтов, а развитие науки и технологии вызывает все новые проблемы. Сам факт признания прав и свобод человека не имеет большого значения, если отсутствуют процедуры, позволяющие каждому эффективно защищаться от нарушения этих прав.

Власть всегда имеет склонность к нарушению прав подданных, поскольку, делая это, можно править эффективнее и быстрее, иногда даже стремясь к достижению достойных похвалы и благородных целей. Эта склонность правящих кругов не зависит от господствующего в данной стране строя, отсюда вытекает фундаментальная проблема создания предупреждающих ее процедур, которые воспрепятствуют хождению власти «кратчайшим путем». Особенно ярко это проявлялось во времена ПНР, в Конституции которой были записаны некоторые права человека, в 1976 году был ратифицирован Международный пакт о гражданских и политических правах, однако граждане не имели процессуальных прав.

В то время не было возможности выдвинуть обвинение против городского государственного служащего, полицейского или министра в нарушении полагающихся нам прав, а ссылка на конституцию или международное право могла встретиться в лучшем случае с деликатной насмешкой. В развитых демократических странах защите прав и свобод человека служат суды, в том числе административные и конституционные; парламентские уполномоченные по правам человека (омбудсмены); институты гражданской законодательной инициативы и гражданского референдума; гражданское право на жалобу в конституционный суд; прямое применение правовыми институтами конституции и международных трактатов, касающихся прав человека; действующие на базе соответствующего законодательства неправительственные организации; право на подачу петицию и др. Некоторые материальные права, такие как свобода слова, право на информацию о деятельности государственной власти, свобода собраний и ассоциаций, являются не только охраняемыми ценностями, но также инструментами, облегчающими защиту других прав.

В конце концов, хороший политический строй государства с четко разграниченными, взаимно контролируемыми ветвями власти – законодательной, судебной и исполнительной – облегчает защиту прав человека. Права человека постоянно развиваются, их каталог расширяется как во внутригосударственных правовых системах, так и в международном праве (стоит при этом подчеркнуть, что международное право определяет минимальный стандарт защиты прав человека, общий для стран с разными традициями и культурами; остальные же права и свободы к таким общепринятым каталогам добавлены национальным законодательством). Наряду с дискуссией об этих дополнительных правах появляются новые проблемы и угрозы, например, угроза для права на частную жизнь со стороны развивающейся информатики или новые проблемы, связанные с границами свободы научных исследований.

Таким образом, формулируются новые права и свободы, идут поиски процедур, эффективнее гарантирующих их соблюдение, а также с помощью разного рода техник ведется противодействие нарушению правящими кругами общепризнанных сегодня прав человека. Поскольку склонность к ограничению прав индивидуумов является имманентной чертой власти, в том числе власти большинства, общественная деятельность в поддержку прав человека будет нужна всегда.

Сегодня видно, что чем более зрелой является демократия, тем сильнее и многочисленнее организации, защищающие индивидуальность и неповторимость человеческой личности от притязаний правителей.

Комментарий к гражданскому процессуальному кодексу

В отличие от суда второй инстанции, суд надзорной инстанции проверяет только законность судебных постановлений (правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами первой и второй инстанций) по имеющимся в деле материалам.

Он не вправе исследовать новые доказательства, оценивать доказательства на предмет достоверности, устанавливать новые факты и выносить на их основе новое решение. Таким образом, суд надзорной инстанции при рассмотрении дела решает только вопросы права на основе имеющихся в деле материалов. Эти различия между производствами в судах второй и надзорной инстанций обусловливают и различия в предметах их исследования.

Так, если лица, участвующие в деле, будут ссылаться на новые доказательства, что допустимо (при определенных условиях) в суде кассационной инстанции и (без всяких ограничений) в суде апелляционной инстанции, то суд надзорной инстанции не вправе исследовать и учитывать их при вынесении определения. Ограничение полномочий суда только вопросами права не означает, что он вообще не должен уделять внимания фактической стороне дела. Представление доказательств в силу ст.

ст. 56 и 57 ГПК является правом и обязанностью сторон. В федеральных судах доказательства представляются сторонами, как правило, в суде первой инстанции и только в случае невозможности этого (когда суд первой инстанции незаконно отказал стороне в их исследовании или когда сторона принимала меры к представлению доказательств, но по уважительным причинам своевременно это сделать не смогла) — в суде кассационной инстанции.

По делам, подсудным мировым судьям, доказательства могут свободно представляться и в суд апелляционной инстанции. Если сторона не использовала право представления доказательств в указанных судебных инстанциях, то восполнить свою бездеятельность в суде надзорной инстанции (при подаче надзорной жалобы) она не может. Вместе с этим сторона не лишена права ссылаться на то, что суд первой или второй инстанций незаконно отказал ей в исследовании представленных доказательств, т.е.

допустил нарушение норм процессуального права. Это имеет значение, поскольку суд обязан создать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств дела, определить, какие обстоятельства имеют значение для него, какой из сторон они подлежат доказыванию, поставить их на обсуждение, даже если сторона на какие-либо из них не ссылается (ч.

2 ст. 12, ч. 2 ст. 56). Такие доводы надзорной жалобы имеют значение, поскольку если суд первой инстанции незаконно отказал стороне в исследовании представленных ею доказательств (например, отказал в допросе свидетелей, ошибочно посчитав их показания недопустимыми доказательствами) либо суд кассационной инстанции отказал в исследовании новых доказательств, указанных стороной в кассационной жалобе, неправильно признав, что они могли быть представлены ею в суд первой инстанции, то эти нарушения могут быть признаны существенными и повлечь вынесение судом надзорной инстанции определения об отмене судебных постановлений.

2 ст. 12, ч. 2 ст. 56). Такие доводы надзорной жалобы имеют значение, поскольку если суд первой инстанции незаконно отказал стороне в исследовании представленных ею доказательств (например, отказал в допросе свидетелей, ошибочно посчитав их показания недопустимыми доказательствами) либо суд кассационной инстанции отказал в исследовании новых доказательств, указанных стороной в кассационной жалобе, неправильно признав, что они могли быть представлены ею в суд первой инстанции, то эти нарушения могут быть признаны существенными и повлечь вынесение судом надзорной инстанции определения об отмене судебных постановлений.

Следовательно, указанные доводы и соблюдение судами первой и второй инстанций требований процессуального закона при исследовании фактической стороны дела должны проверяться судом надзорной инстанции. При этом следует иметь в виду, что такие доводы надзорной жалобы должны быть подтверждены материалами дела (ходатайствами стороны об исследовании доказательств, отраженными в исковом заявлении, возражениях на иск, протоколе судебного заседания, замечаниях на протокол, соответствующей ссылкой в кассационной жалобе и т.п.).

В противном случае они не могут иметь значения для суда надзорной инстанции.

Несогласие суда надзорной инстанции с оценкой доказательств судом первой или второй инстанций также не может иметь значения, поскольку у суда надзорной инстанции нет права переоценки доказательств с точки зрения их достаточности или достоверности и установления фактов, которые не были установлены судом первой или кассационной инстанций либо отвергнуты ими. Однако при обсуждении соответствующих доводов надзорной жалобы или представления прокурора суд надзорной инстанции должен проверять правильность установления обстоятельств дела с точки зрения соблюдения судами первой и второй инстанций норм процессуального права, регулирующих порядок их представления, исследования и оценки, имея в виду, что, во-первых, доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (ч. 2 ст. 55), во-вторых, суд обосновывает решение лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании (ч.

2 ст. 195), в-третьих, в решении суд должен дать оценку всем имеющимся в деле доказательствам в их совокупности (ст.

ст. 67, 196, ч. 4 ст. 198). С учетом этого в предмет исследования суда надзорной инстанции входят доводы надзорной жалобы или представления прокурора о нарушениях норм ГПК, выразившихся в: — использовании судом доказательств, полученных с нарушением закона (например, обосновании решения заключением экспертизы, назначенной с нарушением порядка, установленного ст. 79, или показаниями свидетеля, допрошенного по судебному поручению с нарушением порядка его выполнения, установленного ст.

63, — без извещения лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного заседания); — использовании судом в нарушение ст. 60 недопустимых доказательств; — обосновании решения доказательствами, которые не были исследованы в установленном порядке в судебном заседании (например, в судебном заседании, окончившемся вынесением решения, не были оглашены показания ранее допрошенных свидетелей и письменные доказательства, в порядке, предусмотренном ст. ст. 180 и 181, но суд в нарушение ст.

195 обосновал ими свое решение); — отсутствии в решении оценки суда каких-либо доказательств, на которые сторона ссылалась в обоснование своих требований или возражений; — неправильном распределении судом бремени доказывания между сторонами. Установление таких нарушений имеет значение для суда надзорной инстанции при рассмотрении дела, поскольку они могут повлечь отмену судебного постановления (в случае признания, что они привели или могли привести к неправильному разрешению дела). В предмет исследования суда надзорной инстанции при рассмотрении дела входит также исследование вопросов применения судами норм материального права.

Таким образом, предмет исследования суда надзорной инстанции составляют: 1) правильность применения судами норм материального права; 2) правильность применения судами норм процессуального права; 3) исследование осуществляется только по имеющимся в деле материалам; 4) правильность установления судами первой и второй инстанций и оценки ими доказательств (исследование его фактической стороны) суд надзорной инстанции проверяет только с позиции соблюдения этими судами норм права. 10. ГПК РФ в отличие от ГПК РСФСР не содержит нормы о пределах рассмотрения дела судом надзорной инстанции. По ГПК РСФСР, когда пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений осуществлялся по протестам управомоченных на то должностных лиц суда и органов прокуратуры, суд надзорной инстанции первоначально вообще был не связан доводами протеста и проверял дело в полном объеме — проверял законность и обоснованность судебных постановлений как в опротестованной, так и в неопротестованной части, а равно в отношении лиц, не указанных в протесте (ст.

327). В 1995 г. редакция этой статьи была изменена и установлено, что суд надзорной инстанции проверяет правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами первой и второй инстанций в пределах доводов протеста; в интересах законности он может выйти за пределы протеста. Означает ли отсутствие аналогичной нормы в ГПК РФ какие-либо принципиальные изменения в пределах рассмотрения дела судом надзорной инстанции в настоящее время?

Не означает. Отсутствие указанной нормы в ГПК свидетельствует о наличии пробела в регулировании вопроса о пределах рассмотрения дела судом надзорной инстанции. В соответствии с ч. 4 ст. 1 ГПК в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, суд применяет норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такой нормы действует исходя из принципов осуществления правосудия в Российской Федерации (аналогия права). Из принципов гражданского процесса к данной проблеме самое прямое отношение имеют принципы диспозитивности и законности.

На основе разумного баланса между этими принципами ее и необходимо решать. При этом следует учитывать, что содержание принципа диспозитивности в последние годы значительно расширилось.

Именно с этим связаны указанные выше изменения ст. 327 ГПК РСФСР в 1995 г. Принцип диспозитивности обеспечивает лицам, участвующим в деле, возможность свободного распоряжения своими материальными и процессуальными правами. С принятием ГПК 2002 г. содержание принципа диспозитивности не ограничилось.

Более того, в стадии надзорного производства оно даже расширилось: теперь в ГПК прямо предусмотрено, что возбуждение производства в суде надзорной инстанции возможно только по надзорной жалобе или представлению прокурора, если он является лицом, участвующим в деле.

Именно по надзорной жалобе или представлению прокурора суд надзорной инстанции принимает свое решение. Следовательно, исходя из принципа диспозитивности лицо, подавшее надзорную жалобу или представление прокурора, должно иметь право определить и пределы рассмотрения дела в суде надзорной инстанции (поставить вопрос о пересмотре судебных постановлений полностью либо в части, только в отношении самого себя и т.п.).

Вместе с тем в гражданском процессе действует принцип законности, реализацию которого суд обязан обеспечивать на всех стадиях процесса.

Разумный баланс между принципами диспозитивности и законности в данной стадии процесса был найден при внесении изменений в ст. 327 ГПК РСФСР в 1995 г. Несмотря на отсутствие аналогичной нормы в ГПК РФ, он должен быть сохранен, исходя из указанных принципов гражданского процесса. Таким образом, суд надзорной инстанции по общему правилу должен рассматривать дело (проверять правильность применения судами норм материального и процессуального права) в пределах доводов надзорной жалобы или представления прокурора; в интересах законности он вправе выйти за их пределы.

Выход суда надзорной инстанции за пределы надзорной жалобы или представления прокурора означает: 1) проверку законности судебных постановлений и их пересмотр в необжалованной части; 2) проверку законности судебных постановлений и их пересмотр в отношении лиц, не указанных в надзорной жалобе или представлении прокурора; 3) проверку законности судебных постановлений и их пересмотр по доводам, не указанным в надзорной жалобе или представлении прокурора; 4) вынесение при пересмотре судебных постановлений иного, чем предлагается в надзорной жалобе или представлении прокурора, постановления в порядке надзора.

Важно обратить внимание на то, что выход за пределы надзорной жалобы или представления прокурора означает проверку судом надзорной инстанции, независимо от содержания надзорной жалобы или представления прокурора, законности только того судебного постановления, на которое они поданы.

Исходя из этого, суд надзорной инстанции не вправе со ссылкой на интересы законности пересмотреть судебное постановление, которое не обжалуется (например, он не может по своей инициативе отменить решение суда первой инстанции, посчитав его незаконным, если обжалуется только кассационное определение). Что понимать под интересами законности, которые дают суду надзорной инстанции основания для выхода за пределы надзорной жалобы или представления прокурора?

Перечислить их исчерпывающим образом практически невозможно, поэтому определим лишь общий подход. В соответствии со ст. 2 ГПК одной из задач гражданского судопроизводства является правильное рассмотрение и разрешение гражданских дел, а гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка. Обеспечение правильного применения при разрешении дела положений Конституции Российской Федерации и других норм материального права является публично-правовой обязанностью суда.

Выполнение судом этой публично-правовой обязанности не может быть поставлено в зависимость от позиции лица, участвующего в деле, изложенной в его надзорной жалобе или представлении. Таким образом, правильность применения судами, рассматривавшими дело, норм материального права суд надзорной инстанции должен проверять независимо от доводов надзорной жалобы или представления прокурора.

Если суд надзорной инстанции усмотрит, что суд первой или второй инстанций принципиально неверно истолковал и применил норму материального права, чем существенно нарушил права заинтересованного лица, он должен выйти за пределы надзорной жалобы или представления прокурора. Далее, интересы законности дают суду надзорной инстанции основания для выхода за пределы надзорной жалобы или представления прокурора по делам, затрагивающим публичные интересы (например, по делам об оспаривании нормативных правовых актов). Интересы законности дают суду надзорной инстанции основания для выхода за пределы надзорной жалобы или представления прокурора и при выявлении таких нарушений норм процессуального права, которые, по сути, характеризуют судебные постановления как ничтожные (например, рассмотрение дела незаконным составом суда) или лишают лиц, участвующих в деле, права на правосудие (например, рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, не извещенных о месте и времени судебного заседания).

Имеются в виду нарушения, предусмотренные ч.

2 ст. 364 ГПК (см. комментарий к этой статье, а также к ст. 387 ГПК). Другие нарушения норм процессуального права, которые в силу ч. 1 ст. 364 ГПК влекут отмену судебного решения, не всегда дают суду надзорной инстанции основания для выхода за пределы надзорной жалобы или представления прокурора.

Например, если судом первой инстанции были допущены нарушения процессуального закона при исследовании некоторых доказательств, но факты, которые на их основании установил суд, более не оспариваются, то выходить за пределы жалобы у суда надзорной инстанции необходимости нет, поскольку имеются основания считать, что эти факты стороной признаны. Статья 387. Основания для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора Комментарий к статье 387 1.

Основания для пересмотра судебных постановлений в порядке надзора в течение последнего времени существенно изменялись. Так, по ГПК РСФСР (1964 г.) такими основаниями являлись необоснованность или незаконность судебных постановлений. В 1995 г. в ст. 330 ГПК РСФСР были внесены изменения и было установлено, что основаниями для отмены судебных постановлений в надзорном порядке являются: 1) неправильное применение или толкование норм материального права; 2) существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения, определения, постановления суда.

ГПК 2002 г. уточнил основания для отмены и изменения судебных постановлений в порядке надзора. Теперь такими основаниями являются: 1) существенное нарушение норм материального права или 2) существенное нарушение норм процессуального права.

Таким образом, производство в суде надзорной инстанции действительно превратилось в исключительную стадию процесса, в которой решаются только вопросы права. 2. Нормы материального права согласно ст. 363 ГПК считаются нарушенными или неправильно примененными в случае, если: 1) суд не применил закон, подлежащий применению; 2) суд применил закон, не подлежащий применению; 3) суд неправильно истолковал закон.

Это определение дано в ГПК для суда кассационной инстанции. Оно вполне применимо и к производству в суде надзорной инстанции с тем, однако, условием, что в стадии надзорного производства, в отличие от кассационного, не любое нарушение норм материального права является основанием для отмены или изменения судебных постановлений, а только то, которое признается судом надзорной инстанции существенным.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 25 Постановления от 20 января 2003 г. N 2

«;О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»

; разъяснил: «;Нарушение норм материального права суд надзорной инстанции устанавливает по правилам статьи 363 ГПК РФ.

Существенность этих нарушений оценивается и признается судом надзорной инстанции по каждому делу с учетом его конкретных обстоятельств и значимости последствий этих нарушений для лица, в отношении которого они допущены (нарушения его прав, свобод или охраняемых законом интересов)»;. Таким образом, суд надзорной инстанции, установив, что суд, рассматривавший данное дело, нарушил нормы материального права, должен в каждом конкретном случае решить, является это нарушение существенным или нет.

Только в случае признания данного нарушения существенным суд надзорной инстанции вправе (по указанному основанию) отменить или изменить судебные постановления. 3. Как разъяснено в п. 24 названного Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2,

«;существенность нарушения норм процессуального права суд надзорной инстанции устанавливает по правилам статьи 364 ГПК РФ, в которой указаны случаи таких нарушений, которые влекут безусловную отмену судебных постановлений независимо от доводов жалобы или представления (часть 2); другие нарушения норм процессуального права признаются существенными и влекут отмену судебных постановлений при условии, что они привели или могли привести к неправильному разрешению дела (часть 1)»

;.

Таким образом, в ч. 2 ст. 364 ГПК установлены безусловные основания для отмены судебных постановлений, а в ч.

1 той же статьи — условные, т.е. являющиеся таковыми при условии признания судом надзорной инстанции, что они привели или могли привести к неправильному разрешению дела. При решении вопроса о возможности отмены судебного постановления по основаниям, предусмотренным п.

2 ч. 2 ст. 364 ГПК (рассмотрение дела судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, не извещенных о времени и месте судебного заседания) и п. 3 ч. 2 ст. 364 ГПК (нарушение правил о языке, на котором ведется судопроизводство), следует иметь в виду, что по этим основаниям не может быть отменено судебное постановление, вынесенное в пользу лица, отсутствующего при рассмотрении дела, или лица, не владеющего языком, на котором велось судопроизводство.

Положения п. п. 2 и 3 ч. 2 ст.

364 ГПК имеют целью защиту прав указанных лиц, поэтому отмена судебных постановлений, вынесенных в их пользу, означала бы использование закона в противоречие с его назначением.

4. В ст. 387 ГПК РФ не содержится положение, которое было в ст.

330 ГПК РСФСР:

«;Не может быть отменено судебное постановление по формальным соображениям»

;. Это очень важное положение, защищающее лиц, участвующих в деле, от формализма со стороны суда. Но его отсутствие в ГПК 2002 г.

не должно ничего изменить в данном вопросе: суд надзорной инстанции по-прежнему не должен принимать решения, исходя лишь из формальных соображений.

Так, например, нет оснований для отмены решения, если дело, по которому оно вынесено, ошибочно рассмотрено в порядке искового производства, а не как должно — по правилам, установленным для производства по делам, возникающим из публичных правоотношений (и наоборот), если решение по существу правильное и процессуальные права лиц, участвующих в деле, нарушены не были. Статья 388. Определение или постановление суда надзорной инстанции Комментарий к статье 388 1.

В ст. 388 установлены требования, которым должно отвечать определение суда надзорной инстанции, выносимое по результатам рассмотрения дела. Общее требование — определение должно быть мотивированным.

2. Во вводной части определения указываются: наименование и состав суда, вынесшего определение; дата и место вынесения определения; наименование лица, подавшего надзорную жалобу или представление прокурора; судья, вынесший определение о передаче дела в суд надзорной инстанции. 3. В описательной части определения указывается: содержание обжалуемых судебных постановлений; просьба лица, подавшего надзорную жалобу или представление прокурора; краткое изложение позиции других лиц, участвующих в деле (если они явились в судебное заседание или подали письменные объяснения на надзорную жалобу или представление прокурора).

4. В мотивировочной части определения излагаются мотивы, по которым суд принял то или иное решение по существу дела и надзорной жалобы или представления прокурора. При составлении мотивировочной части определения необходимо учитывать особенности производства в суде надзорной инстанции. В случае оставления надзорной жалобы или представления прокурора без удовлетворения должны быть указаны мотивы, по которым их доводы признаны не являющимися основаниями для отмены или изменения судебных постановлений.

При отмене судебных постановлений и направлении дела на новое рассмотрение суд надзорной инстанции, учитывая, что он в отличие от суда второй инстанции проверяет только законность решения, определения, должен ограничиваться указаниями о применении и толковании норм материального и процессуального права.

Вместе с этим, раскрывая содержание норм материального и процессуального права, суду надзорной инстанции следует в необходимых случаях указывать, какие обстоятельства имеют значение для дела, кем из сторон они должны доказываться, какие доказательства являются допустимыми, какие недопустимыми и т.п. При отмене судебных постановлений суд надзорной инстанции должен указать в мотивировочной части определения, в чем конкретно состоит допущенное судами, рассматривавшими дело, существенное нарушение норм материального или процессуального права. В случае выхода за пределы надзорной жалобы или представления прокурора необходимость этого также должна быть мотивирована в определении.

5. В резолютивной части определения суда надзорной инстанции излагается собственно его решение по существу дела и надзорной жалобы или представления прокурора, исходя из полномочий суда, закрепленных в ст. 390 ГПК. Статья 389. Пересмотр судебных постановлений в порядке надзора по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации или заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Комментарий к статье 389 1. Положения, содержащиеся в ст.

389 ГПК, являются принципиально новыми для нашей правовой системы.

Ничего подобного им ранее в гражданском процессуальном законодательстве не было.

Нет таких положений ни в Арбитражном процессуальном, ни в Уголовно-процессуальном кодексах.

Смысл данной статьи, особенности ее применения, роль и значение выносимых на ее основании постановлений Президиума Верховного Суда РФ определяются установленной ею целью — обеспечение единства судебной практики и законности, т.е. правильного и единообразного применения федерального законодательства (норм материального и процессуального права) всеми судами общей юрисдикции на всей территории Российской Федерации.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+