Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Административное право - Злоупотребление правом конкурсным кредитором

Злоупотребление правом конкурсным кредитором

1. Позиции о запрете злоупотребления правами и доминирующим положением на рынке (п. 1 ст. 10 ГК РФ)


1.1. Что понимается под злоупотреблением правом 1.1.1. Злоупотребление правом имеет место в случае, когда субъект поступает вопреки норме, предоставляющей ему соответствующее право, не соотносит поведение с интересами общества и государства, не исполняет корреспондирующую данному праву юридическую обязанность (позиция ВС РФ) 1.1.2.

Под злоупотреблением правом понимается ситуация, когда лицо действует в пределах предоставленных ему прав, но недозволенным способом (позиция ВС РФ) 1.2. К каким ситуациям применяется п.

1 ст. 10 ГК РФ 1.2.1. Общие ситуации, квалифицируемые как злоупотребление правом 1.2.1.1. Заключение сделки, направленной на нарушение прав и законных интересов кредиторов, является злоупотреблением правом (позиция ВАС РФ) 1.2.1.2.

Внесение денег в депозит нотариуса является злоупотреблением правом со стороны должника, если отсутствуют доказательства уклонения кредитора от принятия исполнения (позиция ВАС РФ) 1.2.2. Злоупотребления при купле-продаже 1.2.2.1. Отчуждение имущества, необходимого продавцу для выполнения уставных задач, и его расходы на аренду этого имущества, многократно превышающие продажную стоимость, свидетельствуют о злоупотреблении правом со стороны покупателя (позиция ВАС РФ) 1.2.2.2.

Заявление приобретателя недвижимости о выселении арендатора в связи с отсутствием госрегистрации договора аренды, о существовании которого заявитель знал в момент приобретения, является злоупотреблением правом (позиция ВАС РФ) 1.2.2.3.

Совершение участниками аукциона действий, направленных на создание видимости состязательности на аукционе в целях отсечения потенциальных предложений добросовестных участников, может свидетельствовать о злоупотреблении правом (позиция ВАС РФ) 1.2.3. Злоупотребления при аренде 1.2.3.1. Создание арендатором при исполнении договора условий явной несоразмерности имущественного положения сторон является злоупотреблением правом (позиция ВАС РФ) 1.2.3.2.
Создание арендатором при исполнении договора условий явной несоразмерности имущественного положения сторон является злоупотреблением правом (позиция ВАС РФ) 1.2.3.2.

Перенаем, цель которого — избежать договорной ответственности (иных неблагоприятных последствий) или предоставить необоснованные преимущества новому арендатору, квалифицируется как злоупотребление правом (позиция ВАС РФ) 1.2.4.

Злоупотребления при подряде 1.2.4.1. Требование о признании незаключенным договора подряда является злоупотреблением правом, если заказчик не предоставил исполнение по договору и сроки давности взыскания с него задолженности истекли (позиция ВАС РФ) 1.2.5. Злоупотребления при страховании 1.2.5.1.

Ссылка страховщика на несоответствие договора страхования закону является злоупотреблением правом, если договор был заключен на предложенных страховщиком условиях (позиция ВАС РФ) 1.2.5.2. Требование страховщика о представлении документа, который заведомо не может быть представлен потерпевшим по объективным причинам, может являться злоупотреблением правом (позиция ВС РФ) 1.2.6.

Злоупотребления при перевозке 1.2.6.1. Предъявление перевозчику требования, основанного на объявленной стоимости груза, может являться злоупотреблением правом, если эта стоимость явно не соответствует действительной стоимости (позиция ВАС РФ) 1.2.7. Злоупотребления в отношениях с участием банков 1.2.7.1.

Наложение крупным банком на контрагента-предпринимателя неразумных ограничений или установление необоснованных условий реализации прав может быть признано злоупотреблением правом (позиция ВАС РФ) 1.2.7.2.

Установление в кредитном договоре необоснованно завышенных процентов при просрочке платежа является злоупотреблением правом, если потери банка полностью покрываются исходя из ставки обычных процентов (позиция ВАС РФ) 1.2.7.3. Взимание банковской комиссии при уплате налогового сбора свидетельствует о действиях вне пределов осуществления гражданских прав (позиция ВАС РФ) 1.2.7.4. Если ненадлежащее оформление договора вызвано недобросовестными действиями не возвратившего кредит заемщика, то его требование о признании сделки недействительной из-за порока формы является злоупотреблением правом (позиция ВАС РФ) 1.2.7.5.

Требование бенефициара о выплате по гарантии в случае, когда основное обязательство исполнено надлежащим образом, расценивается как злоупотребление правом (позиция ВС РФ, ВАС РФ) 1.2.8. Общие случаи злоупотребления при банкротстве 1.2.8.1. Требование кредитора о представлении одних и тех же документов, или документов, не имеющих ценности для контроля, или конфиденциальной информации является злоупотреблением правом (позиция ВАС РФ) 1.2.8.2.

Если должник совершает действия, направленные на сокрытие имущества или его незаконную передачу третьим лицам, либо представляет заведомо недостоверные сведения, это свидетельствует об уклонении от погашения задолженности и может быть признано злоупотреблением правом (позиция ВС РФ, ВАС РФ) 1.2.8.3. Если физлицо пытается прекратить долговые обязательства, возникшие до получения статуса индивидуального предпринимателя, через процедуру банкротства ИП, это является злоупотреблением правом (позиция ВС РФ) 1.2.9. Злоупотребления при банкротстве гражданина 1.2.9.1.

Возражение должника против требования конкурсного кредитора или уполномоченного органа, очевидно направленное на то, чтобы затянуть введение процедуры банкротства, может быть квалифицировано как злоупотребление правом и отклонено (позиция ВС РФ) 1.2.9.2.

Если должник злоупотребляет правом и не дает согласия на оплату услуг третьих лиц, привлечение которых необходимо для обеспечения деятельности финансового управляющего, суд вправе разрешить последнему привлечение указанных лиц и оплату их услуг за счет конкурсной массы при условии ее достаточности (позиция ВС РФ) 1.2.9.3. Если будет доказано, что несогласие должника с планом реструктуризации долгов является злоупотреблением правом, суд вправе утвердить этот план без одобрения должника (позиция ВС РФ) 1.2.9.4.

Арбитражный суд не утверждает план реструктуризации долгов, если он заведомо экономически неисполним, не предусматривает, что должнику и находящимся на его иждивении членам семьи будут оставлены средства для проживания, либо реализация плана существенно нарушит права и законные интересы несовершеннолетних (позиция ВС РФ) 1.2.10.

Злоупотребления в корпоративных отношениях 1.2.10.1. Недобросовестное поведение акционера, направленное на получение денежных средств наравне с требованиями иных кредиторов за счет имущества должника, является злоупотреблением правом (позиция ВАС РФ) 1.2.10.2.

Требование участника общества о предоставлении информации признается злоупотреблением правом, если он является конкурентом общества, а распространение информации может причинить вред коммерческим интересам (позиция ВАС РФ) 1.2.10.3. Предъявление требования о признании недействительным решения совета директоров общества, принятого с нарушением устава, признается злоупотреблением правом, если нарушение вызвано недобросовестными действиями самого истца (позиция ВАС РФ) 1.2.10.4. Неоднократное предъявление акционером требования о созыве внеочередного общего собрания по одному и тому же вопросу с целью причинить вред обществу признается злоупотреблением правом (позиция ВАС РФ) 1.2.10.5.

Определение в уставе общества в качестве мест проведения общих собраний населенных пунктов, находящихся вне пределов РФ, может быть квалифицировано как злоупотребление правом (позиция ВАС РФ) 1.2.10.6. Дарение доли участником А третьему лицу после того, как участник Б подал иск об исключении из состава ООО участника А и в отношении его был вынесен приговор за вред, причиненный имуществу общества, может свидетельствовать о злоупотреблении правом участником А (позиция ВАС РФ) 1.2.10.7.

Оспаривание договора поручительства контролирующим акционером поручителя при неплатежеспособности основного должника, контролируемого этим же лицом, является злоупотреблением правом, если кредитор по основному договору надлежаще исполнил свои обязательства, а основной договор не оспаривается (позиция ВС РФ) 1.2.11. Злоупотребления со стороны собственника государственного (муниципального) имущества 1.2.11.1.

Требование учредителя муниципального бюджетного учреждения о расторжении договора аренды и выселении учреждения из занимаемых помещений является злоупотреблением правом (позиция ВАС РФ) 1.2.11.2. Закрепление всего здания на праве оперативного управления за учреждением, для того чтобы воспрепятствовать реализации права на выкуп помещения, может быть признано злоупотреблением правом (позиция ВАС РФ) 1.2.11.3. Действия по затягиванию ликвидации учреждения, направленные на уклонение от расчетов с кредиторами и освобождение от субсидиарной ответственности, при отсутствии объективных причин являются злоупотреблением правом (позиция ВАС РФ) 1.2.12.

Злоупотребления в сфере интеллектуальных прав 1.2.12.1. Действия лица по приобретению исключительного права на товарный знак признаются злоупотреблением правом, если это лицо выдает себя за бывшего правообладателя тождественного знака, чтобы получить конкурентные преимущества, и регистрация знака вводит потребителей в заблуждение (позиция ВАС РФ) 1.2.13. Злоупотребления при обращении в суд 1.2.13.1.

Обращение с иском о регистрации перехода права собственности на недвижимость как возникшего из договора с лицом, признанным банкротом и исключенным из ЕГРЮЛ, является злоупотреблением правом (позиция ВАС РФ) 1.2.13.2. Обращение в суд, чтобы получить решение об обязании заключить договор аренды уже заложенного должником имущества, является злоупотреблением правом (позиция ВАС РФ) 1.2.13.3. Обращение с иском о взыскании долга, исчисленного на основании нормативного акта, который признан незаконным решением того же суда по другому делу, является злоупотреблением правом (позиция ВАС РФ) 1.2.13.4.

Требование о взыскании неустойки в той ее части, которая является явно чрезмерной, может быть квалифицировано судом как злоупотребление правом (позиция ВАС РФ) 1.2.13.5.

Требование о взыскании неустойки как способа обеспечения обязательства, к которому истец фактически утратил интерес, является злоупотреблением правом (позиция ВС РФ) 1.2.13.6. Требование заемщика о признании договора займа недействительным может свидетельствовать о злоупотреблении правом, если такое требование заявлено после предъявления иска о взыскании задолженности по этому договору, а действия заемщика давали заимодавцу основания полагаться на действительность сделки (позиция ВС РФ) 1.2.14.
Требование заемщика о признании договора займа недействительным может свидетельствовать о злоупотреблении правом, если такое требование заявлено после предъявления иска о взыскании задолженности по этому договору, а действия заемщика давали заимодавцу основания полагаться на действительность сделки (позиция ВС РФ) 1.2.14.

Злоупотребления при обращении в госорганы и органы местного самоуправления 1.2.14.1. Не имеющее оснований обращение гражданина в госорганы и органы местного самоуправления с намерением причинить вред другому лицу является злоупотреблением правом (позиция КС РФ, ВС РФ) 1.2.14.2. Использование оскорбительных выражений в обращениях в государственные органы является злоупотреблением правом (позиция ВС РФ) 1.2.15.

Злоупотребления в жилищных отношениях 1.2.15.1.

Сохранение гражданином, расторгшим договор социального найма, регистрации в квартире является злоупотреблением правом, если он длительное время не проживает в ней, выехал добровольно, прекратил выполнять обязательства по договору (позиция ВС РФ) 1.2.15.2.

Совершение родителем сделки по отчуждению жилого помещения с целью ущемить права детей может свидетельствовать о несоответствии сделки основам правопорядка и нравственности и злоупотреблении правом (позиция ВС РФ) 1.2.16.

Злоупотребления в отношениях с участием граждан-потребителей 1.2.16.1.

Прекращение организацией-монополистом энергоснабжения организаций-должников, приведшее к нарушению прав добросовестных граждан-потребителей, может быть расценено как злоупотребление правом (позиция ВС РФ) 1.2.17. Злоупотребления в отношениях по энергоснабжению 1.2.17.1.

Требование об оплате услуг, которые оказаны с помощью дополнительных объектов электросетевого хозяйства, приобретенных в период тарифного регулирования, может быть квалифицировано как злоупотребление правом, если это требование направлено исключительно на обход правовых норм государственного регулирования цен и нарушение баланса интересов сетевых организаций и потребителей услуг (позиция ВС РФ) 1.2.18.
Требование об оплате услуг, которые оказаны с помощью дополнительных объектов электросетевого хозяйства, приобретенных в период тарифного регулирования, может быть квалифицировано как злоупотребление правом, если это требование направлено исключительно на обход правовых норм государственного регулирования цен и нарушение баланса интересов сетевых организаций и потребителей услуг (позиция ВС РФ) 1.2.18. Злоупотребления в уголовном процессе 1.2.18.1.

Обращение частного обвинителя в суд с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица является злоупотреблением правом, если такое заявление не имеет никаких оснований и обусловлено лишь намерением причинить вред другому лицу (позиция КС РФ, ВС РФ) 1.3. К каким ситуациям не применяется п.

1 ст. 10 ГК РФ 1.3.1. Норма о запрете злоупотребления правом не применяется к полномочиям государственного органа исполнительной власти (позиция ВАС РФ) 1.3.2.

Занижение стоимости имущества при продаже само по себе не свидетельствует о злоупотреблении правом (позиция ВАС РФ) 1.3.3. Занижение цены контрактов и впоследствии выявившаяся убыточность заключенных сделок сами по себе не свидетельствуют о злоупотреблении правом (позиция ВАС РФ) 1.3.4. Законный отказ бывшего члена семьи нанимателя дать согласие на приватизацию занимаемого им жилого помещения не может рассматриваться как злоупотребление правом (позиция ВС РФ) 1.3.5.

Выполнение администрацией морского торгового порта возложенных на нее функций не является злоупотреблением правом (позиция ВАС РФ) 1.3.6.

Отказ в удовлетворении виндикационного требования со ссылкой на норму о злоупотреблении правом не допускается, если установлено наличие права собственности у истца (позиция ВАС РФ) 1.3.7.

Занижение цены инвестиционного договора по сравнению с рыночной стоимостью недвижимости само по себе не свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны гражданина-покупателя (позиция ВС РФ) 1.3.8.

Действия правообладателя по защите исключительного права на товарный знак не являются злоупотреблением правом, если они совершены до обращения третьего лица в суд с требованием о досрочном прекращении правовой охраны данного товарного знака (позиция ВС РФ) 1.4.

Какие обстоятельства нужно доказывать при возникновении спора в рамках п.

1 ст. 10 ГК РФ 1.4.1. Злоупотребление правом может иметь место лишь при наличии у лица соответствующего права (позиция ВАС РФ) 1.4.2. Для квалификации действий (бездействия) как злоупотребления доминирующим положением достаточно наличия (угрозы наступления) любого из перечисленных в законодательстве последствий (позиция ВС РФ, ВАС РФ) 1.5.

Какие доказательства можно использовать при возникновении спора в рамках п.

1 ст. 10 ГК РФ 1.5.1. Тот факт, что сумма предъявленных ко взысканию штрафных санкций превышает сумму основного долга, не подтверждает злоупотребления правом со стороны истца (позиция ВС РФ) 1.6.

Как другие нормы права применяются к правоотношениям, регулируемым п. 1 ст. 10 ГК РФ 1.6.1. Суд может отказать в утверждении мирового соглашения, нарушающего нормы корпоративного законодательства, только в случае очевидного злоупотребления правом, когда сделка ничтожна (позиция ВАС РФ)

Квалификация конкурсного оспаривания сделок во вред кредиторам в практике Арбитражного суда Уральского округа

1.

В неотмененных п.10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32 и п.4 Постановлении Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 указано на возможность признать недействительной по ст.10 и 168 ГК РФ сделку банкрота, которая совершена в ущерб кредиторам, независимо от наличия специальных оснований оспаривания сделок по ст.61.2.

и ст.61.3. Закона о банкротстве.

2. Однако затем практика высших судов стала учитывать очевидные недостатки такого подхода (в первую очередь, в части исчисления сроков исковой давности), в силу чего стала склоняться к возможности применения квалификации по ст.10 и 168 ГК РФ в исключительных случаях, когда объективная сторона правонарушения не покрывается другими составами недействительности. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 11.02.2014 N 14510/13 по делу N А67-6922/2011 было указано следующее: «Выход генеральным директором Иткиным И.И. в нарушение устава общества «ТПО «Контур» за пределы предоставленных ему полномочий при заключении договоров поручительства без одобрения их советом директоров не может рассматриваться судом как достаточное основание для отказа во включении требования, основанного на таком договоре, в реестр требований кредиторов поручителя.

Сделки с подобными пороками являются оспоримыми, однако требований о признании договоров поручительства по данному основанию заявлено не было».

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 17.06.2014 N 10044/11 по делу N А32-26991/2009 указано:

«Доводы конкурсного управляющего о необходимости применения к сделкам с предпочтением, не имеющим других недостатков, общих положений о ничтожности, по сути, направлены на обход правил о сроке исковой давности по оспоримым сделкам, что недопустимо»

. Кроме того, подобный подход заложен в п.8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 о сделках, совершенных в обход закона: «К сделке, совершенной в обход закона с противоправной целью, подлежат применению нормы гражданского законодательства, в обход которых она была совершена. В частности, такая сделка может быть признана недействительной на основании положений статьи 10 и пунктов 1 или 2 статьи 168 ГК РФ.

При наличии в законе специального основания недействительности такая сделка признается недействительной по этому основанию (например, по правилам статьи 170 ГК РФ)». Иными словами, Пленум ВС РФ указал, что сделка, совершенная в обход закона с противоправной целью, не обязательно является недействительной, но, если является, то суд квалифицирует такую сделку по ст.10 и 168 ГК РФ или по более специальным составам, которые также могут приобретать вид обхода закона (например, притворные сделки). Применительно к ст.61.2. Закона о банкротстве ситуация прямо разрешена в Определении Верховного Суда РФ от 29.04.2016 N 304-ЭС15-20061 по делу N А46-12910/2013: «По результатам рассмотрения судами настоящего дела спорные сделки были признаны недействительными по двум основаниям: по пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве и как противоречащие статье 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Само по себе признание сделки недействительной по мотиву злоупотребления ее сторонами (стороной) правом не противоречит действующему законодательству и соответствует сложившейся правоприменительной практике (пункт 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25

«О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»

, абзац 4 пункта 4 постановления N 63 и пункт 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 N 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)»).

Вместе с тем, при рассмотрении настоящего обособленного спора конкурсный управляющий должником ссылался только на факты, свидетельствующие о наличии совокупности обстоятельств, необходимой для признания сделки недействительной по основанию пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, не приводя при этом доводов о наличии у спорных сделок пороков, выходящих за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок.

Следовательно, у судов не было оснований для применения положений статьи 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем их выводы в указанной части являются ошибочными, на что правомерно сослался банк в своей кассационной жалобе». 3. В практике Арбитражного суда Уральского округа стали появляться судебные акты, которые придерживаются аналогичного подхода (см., например, Постановление АС УО от 12.05.2016 N Ф09-2842/15 по делу N А47-13125/2013, Постановление АС УО от 02.06.2016 N Ф09-3448/12 по делу N А50-14741/10).

4. В то же время квалификация по ст.10 и 168 ГК РФ при конкурсном оспаривании сделок, совершенных в ущерб кредиторам, из практики не исчезла. В связи с этим остро встает вопрос о различии в квалификации по ст.10 и 168 ГК РФ, с одной стороны, и составов по Закону о банкротстве (в первую очередь п.2 ст.61.2.), с другой стороны. В Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 07.06.2016 N Ф09-3667/15 по делу N А60-24609/2012 разграничение между составами проведено следующим образом: «Положениями п.

2 ст. 61.2 Закона о банкротстве предусмотрено, что цель спорной сделки — причинения вреда кредиторам предполагается при наличии определенных условий. В данном случае суд апелляционной инстанции исходил из того, что сторонами сделки было допущено злоупотребление правом при совершение действий по отчуждению имущества должника в обход закона с противоправной целью — причинения вреда кредиторам должника путем уменьшения конкурсной массы, за счет которой могли быть удовлетворены требования кредиторов, обе стороны сделки осознавали, что сделка совершается во вред кредиторам уже неплатежеспособного должника, и действовали намеренно, что в силу ст. 10, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации влечет ничтожность указанной сделки».

В Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 22.06.2016 N Ф09-1672/10 по делу N А50-25599/09 дана аналогичная мотивировка: «Указанная норма (ст.10 ГК РФ – П.С.) закрепляет принцип недопустимости (недозволенности) злоупотребления правом и определяет общие границы (пределы) гражданских прав и обязанностей: каждый субъект гражданских прав волен свободно осуществлять права в своих интересах, но не должен при этом нарушать права и интересы других лиц.

Действия в пределах предоставленных прав, но причиняющие вред другим лицам, являются недозволенными (неправомерными) и признаются злоупотреблением правом.

При этом основным признаком наличия злоупотребления правом является намерение причинить вред другому лицу, намерение употребить право во вред другому лицу. … Для признания сделки недействительной по основанию ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) необходимо установить, что такая сделка направлена на нарушение прав и законных интересов кредиторов, и совершая оспариваемую сделку, стороны или одна из них намеревались реализовать какой-либо противоправный интерес».

5. Иными словами, разграничение между составами по ст.10 и 168 ГК РФ и по п.2 ст.61.2. Закона о банкротстве в практике АС УО проходит, видимо, в области вины. Для квалификации по п.2 ст.61.2.

Закона о банкротстве требуется, чтобы другая сторона сделки знала о цели причинения вреда кредиторам к моменту совершения сделки.

Для квалификации по ст.10 и 168 ГК РФ требуется доказать не просто осведомленность контрагента, но намеренность, которая скорее является синонимом слова умышленность действий сторон сделки, которые, говоря простым языком, выступили в сговор с целью причинения вреда кредиторам. Только при доказанности данного обстоятельства к сделке может быть применена общегражданская квалификация (по ст.10 и 168 ГК РФ), которая влечет за собой и иные правила исчисления срока исковой давности.
Только при доказанности данного обстоятельства к сделке может быть применена общегражданская квалификация (по ст.10 и 168 ГК РФ), которая влечет за собой и иные правила исчисления срока исковой давности.

6. Однако данное разграничение довольно умозрительно и имеет высокую долю судейского усмотрения, в том числе на основе фактических обстоятельств конкретного дела. В принципе, исключение возможности ответчиков ссылаться на пропуск срока исковой давности, если оно необходимо суду и участникам процесса, допустимо по ст.10 ГК РФ как санкция при злоупотреблении правом и без квалификации сделки по ст.10 и 168 ГК РФ (Постановление Президиума ВАС РФ от 22.11.2011 N 17912/09 по делу N А54-5153/2008/С16).

Возможно распространить данный подход и на сроки подозрительности, определенные по ст.61.2. Закона о банкротстве (которые не являются сроками исковой давности, но, по существу, выполняют схожие функции). В этом случае надо будет дать четкий сигнал о недопустимости квалификации по ст.10 и 168 ГК РФ при конкурсном оспаривании сделок, заключенных должником в ущерб кредиторам.

Должник не всегда банкрот

Последние пару лет ВАС РФ часто разъясняет те или иные вопросы, связанные с банкротством. Наиболее интересными из разъяснений являются постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. N 35 и от 15 февраля 2013 г. N 16.

Любая компания сталкивает с процедурой разрешения претензий своих контрагентов.

Контрагенты, полагая свои требования и действия законными, начинают направлять должнику требования об оплате задолженности, содержащие и информацию о том, что кредитор оставляет за собой право возбудить в отношении должника процедуру несостоятельности (банкротства). Правомерно ли такое поведение?

Инициировать в отношении должника процедуру банкротства возможно исключительно при соблюдении требований, установленных п.2 ст. 3, п.п.2 и 3 ст.6, п.2 ст.7 Закона «О несостоятельности (банкротстве)».Для возбуждения производства по делу о банкротстве по заявлению конкурсного кредитора, а также по заявлению уполномоченного органа по денежным обязательствам принимаются во внимание требования, подтвержденные вступившим в законную силу решением суда, арбитражного суда, третейского суда.

Право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора, уполномоченного органа по денежным обязательствам с даты вступления в законную силу решения суда, арбитражного суда или третейского суда о взыскании с должника денежных средств.

Несмотря на то, что законом о несостоятельности установлена прямая зависимость возможности подачи заявления о признании должника несостоятельным (банкротом) от наличия/отсутствия вступившего в законную силу судебного акта прецеденты подачи заявлений о признании должника банкротом без вступивших в законную силу судебных актов случаются. Такие заявления для должника являются неприятными и, при отсутствии в штате юриста, вызывают опасения.

В данном случае окончательную точку поставил ВАС РФ, разъяснив в постановлении N 35, что при подаче заявления кредитор обязан приобщить копию вступившего в законную силу судебного акта.

В противном случае такое заявление будет оставлено либо без движения, либо без рассмотрения.

Зачастую происходят случаи злоупотребления со стороны кредиторов всем объемом прав, предоставленным им законодательством.

Бывают ситуации, когда кредитор при неоконченном судебном процессе подает в качестве встречного искового заявления или заявляет самостоятельное судебное производство, заявление о признании должника банкротом.

В соответствии с позицией ВАС РФ, суды по таким заявлениям должны дать отказ в признании заявления обоснованным и отказать во введении процедуры наблюдения, поскольку самого факта ведения неоконченного судебного разбирательства в отношении требования кредитора недостаточно для его удовлетворения. Иногда происходят ситуации, при которых кредитор принимает решение подать заявление с одним требованием, а в ходе рассмотрения его заявления меняет основания требований.
Иногда происходят ситуации, при которых кредитор принимает решение подать заявление с одним требованием, а в ходе рассмотрения его заявления меняет основания требований.

Должники, не видя особой разницы, соглашаются с этим изменением (по разным основаниям: кто-то от непонимания ситуации, кто-то по иным причинам), суды принимают изменение оснований требований в общем порядке. Однако этой ситуацией могут воспользоваться недобросовестные кредиторы и, изменив основания первоначально заявленных требований, затребовать от должника больше, чем это необходимо, либо иным негативным образом использовать в свою пользу незнание должника.

ВАС РФ меняет эту практику. Судам необходимо учитывать, что в отличие от увеличения размера требования при изменении кредитором основания требования, на котором основано его заявление о признании должника банкротом, его заявление считается поданным в момент соответствующего изменения, что учитывается при определении последовательности рассмотрения заявлений о признании должника банкротом. Таким же образом следует квалифицировать и аналогичные заявления кредитора в отношении своего требования, предъявленного им в деле о банкротстве в порядке статей 71 или 100 закона о банкротстве. Соответствующие изменения направлены на защиту интересов должника от недобросовестных кредиторов.

Насколько должно быть обосновано заявление уполномоченного органа о привлечении должностных лиц должника к субсидиарной ответственности? Одним из наиболее интересных разъяснений и дополнений, в соответствии с постановлением N 16, стало уточнение обязанности уполномоченного органа о предоставлении исчерпывающих доказательств при заявлении в арбитражном суде заявления о привлечении к субсидиарной ответственности должностных лиц.

Ранее судебная практика исходила из того, что обоснованность заявления о привлечении к субсидиарной ответственности должностных лиц рассматривалась исключительно в ходе рассмотрения такого заявления. Уполномоченный орган мог в любой момент заявить соответствующее заявление и, в случае недобросовестности отдельных лиц, выступающих от имени уполномоченных органов, у него появлялся определенный моральный рычаг на должностных лиц должника.

После последнего разъяснения ВАС РФ уполномоченный орган должен предоставить доказательства, обосновывающие вероятность поступления в конкурсную массу имущества вследствие привлечения к ответственности лиц, несущих субсидиарную ответственность по обязательствам должника, или вследствие оспаривания сделок должника. Применительно к субсидиарной ответственности уполномоченный орган должен обосновать как наличие оснований, так и реальную возможность привлечения конкретных лиц к такой ответственности.

Только в этом случае заявление должно быть принято арбитражным судом. Соответственно обоснованность, наличие доказательств таких заявлений в судах должно быть проверено до даты принятия заявления к производству. Такая позиция судов дает больше гарантий для должников и защищает их от использования заявления о привлечении к субсидиарной ответственности как рычага психологического воздействия, с одной стороны, с другой стороны — сокращает время, необходимое на рассмотрение обоснованности заявления.

Однако, ВАС РФ достаточно жестко поставив, с одной стороны, требование о предоставлении исчерпывающих доказательств тут же смягчает и практически нивелирует это положение, добавляя, что:

«принимая во внимание ограниченные возможности по сбору доказательств на стадии возбуждения дела о банкротстве, в связи с чем для его возбуждения по заявлению уполномоченного органа достаточно, чтобы такие доказательства подтверждали соответствующие обстоятельства с достаточной степенью вероятности»

. Скоро увидим, как эти положения будут применяться.

Экономика Финансы Банкротство физлиц

Злоупотребление правом на иск

Ситуация: Индивидуальный предприниматель (ИП) оказывал услуги для организации-банкрота, будучи лицом, привлеченным конкурсным управляющим.

Между ИП и организацией-банкротом в лице конкурсного управляющего в 2018 году было заключено и исполнено четыре договора о возмездном оказании услуг.

Факты оказания услуг по первым трем договорам подтверждены двусторонне подписанными актами, факт оказания услуг по договору № 4 подтвержден актом, подписанным только со стороны заказчика (акт подписан заказчиком-конкурсным управляющим). Этот акт у ИП отсутствует.В конце 2018 года один из конкурсных кредиторов обратился в арбитражный суд, в производстве которого находится дело о банкротстве (АС г.

Москвы), с жалобой на действия конкурсного управляющего по необоснованному привлечению ИП.Арбитражный суд рассмотрев жалобу установил, что по всем четырем договорам услуги оказаны надлежащим образом и в удовлетворении жалобы отказал.

Судебный акт об отказе в жалобе вступил в законную силу и конкурсным кредитором не обжаловался. Отказ арбитражного суда в удовлетворении жалобы был основан на исследовании всех обстоятельств оказания услуг и подтверждающих их доказательств, включая односторонне подписанный заказчиком-конкурсным управляющим акт по договору № 4 – этот акт находится в материалах дела о банкротстве.ИП не является участником дела о банкротстве, а также не принимал участие в рассмотрении вышеуказанного обособленного спора по жалобе конкурсного кредитора.Позднее между ИП и конкурсным управляющим возник личный конфликт, не относящийся к их профессиональным отношениям, и конкурсный управляющий, чтобы «отомстить» предъявил к ИП иск. Поскольку, ИП зарегистрирован в Екатеринбурге – иск предъявлен в АС Свердловской области.

Предмет иска – возврат неосновательного обогащения в виде оплаченных и якобы неоказанных услуг по договору № 4. В данном случае конкурсный управляющий недобросовестно использует отсутствие у ИП подписанного со стороны заказчика услуг (со стороны конкурсного управляющего) акта, удостоверяющего факт оказания услуг по договору № 4.

К сожалению, содержание услуг было таково, что установить факт их оказания в отсутствие указанного акта не представляется возможным.Вопрос – как в сложившейся ситуации индивидуальному предпринимателю защитить свои интересы?Все рассматриваемые мною варианты оказываются недостаточными:Первый вариант — АС г. Москвы установил факт оказания услуг по договору № 4 – но!

– преюдиция в строго формальном смысле отсутствует, поскольку ИП не являлся участником другого дела (дело о банкротстве), в котором такой факт был установлен.Поэтому вариант не проходит.Второй вариант – злоупотребление правом на иск со стороны конкурсного управляющего. Поведение конкурсного управляющего противоречивое и недобросовестное – С одной стороны, когда у конкурсного управляющего существовал процессуальный интерес в том, чтобы арбитражным судом было отказано в удовлетворении жалобы конкурсного кредитора он поддерживал процессуальную позицию о полном и надлежащем исполнении привлеченным лицом договора № 4 и не делал никаких письменных и устных уточнений о том, что исполнены были только договоры № 1,2,3 а договор № 4 исполнен не был. Наличие такого процессуального интереса очевидно – поскольку, последствием установленной арбитражным судом незаконности вышеуказанных действий конкурсного управляющего в части договора № 4 стало бы возникновение правового основания для взыскания с конкурсного управляющего соответствующих убытков.

С другой стороны, когда опасность признания действий незаконными и опасность взыскания убытков отпала – у конкурсного управляющего возник новый и очевидно незаконный интерес в необоснованном взыскании с ИП суммы, уплаченной за исполненные им по договору № 4 обязанности – то есть процессуальная позиция конкурсного управляющего изменилась на прямо противоположную. По моему мнению, в наличии все основания для применения ГК РФ и принципа «эстоппель» — НО!

– к сожалению, арбитражные суды первых инстанций не всегда охотно идут на применение последствий злоупотребления правом и арбитражный суд, даже признав факт злоупотреблений истца, все равно, будет перестраховываться и требовать доказательств оказания услуг.Наконец, Третий вариант – как получить акт из материалов дела о банкротстве? Ответчик-ИП не являлся участником дела о банкротстве и участником обособленного спора – поэтому ему никто документы из материалов дела о банкротстве не даст. Можно попробовать действовать через норму АПК РФ – сначала ответчику запросить этот акт у АС г.

Москвы, а затем (если откажут или проигнорируют) заявить в арбитражном суде Свердловской области ходатайство об истребовании доказательства на основании АПК РФ. Но в моей практике несколько лет назад была похожая ситуация, когда я заявлял такое ходатайство – но мне отказали, указав, что по смыслу АПК РФ один арбитражный суд не вправе истребовать документы из материалов дела другого арбитражного суда.Уважаемые коллеги, что можете посоветовать в сложившейся ситуации?

3. Последствием допущенного злоупотребления правом является отказ лицу, допустившему злоупотребление, в судебной защите.

Так, коллегия судей ВАС РФ в Определении об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ № ВАС-9462/12 от 15 ноября 2012 г. совершенно справедливо сделала вывод о злоупотреблении процессуальными правами со стороны заявителя, указавшего в качестве оснований для пересмотра судебных актов судов нижестоящих инстанций нарушение правил о подведомственности дела арбитражному суду, тогда как производство в арбитражном суде было инициировано самым заявителем.

Злоупотреблением правом признано и заявленное в качестве основания для пересмотра указание на нарушение формы заявления, поданного заявителем.

Злоупотребление правом в денежных обязательствах

Коллектив авторов, VEGAS LEX * * Я даю согласие на обработку моих персональных данных.

Отправить В последние годы наблюдается тенденция к увеличению количест­ва случаев применения судами нормы ст.

10 ГК РФ о запрете злоупотребления правом. Вместе с тем имеется значительное число судеб­ных актов, основанных на чрезвычайно спорном понимании судами пра­вовой природы и назначения данного института.

Особо заметно это проявляется в делах, связанных с денежными обязательствами. В связи с этим полезно проанализировать применение судами норм о зло­употреблении правом в следующих категориях дел:1) о взыскании процентов за пользование денежными средствами (по договору займа или кредита);2) о взыскании оплаты по договорам, содержащим «валютную ого­ворку».

Применение нормы ст. 10 ГК РФ при взыскании процентов за пользование денежными средствамиПо одному из дел коммерческий банк обратился с иском к крестьян­скому (фермерскому) хозяйству о взыскании долга и процентов по кредитному договору исходя из 183% годовых за весь период поль­зования кредитом. ФАС Северо-Кавказского округа применил ст.

10 ГК РФ и частично отказал истцу в защите его права на получение про­центов за пользование кредитом. Суд указал, что исходя из общих принципов гражданского законо­дательства, меры защиты нарушен­ного права должны носить компен­сационный характер и не могут яв­ляться средством обогащения за счет контрагента по обязательству. Взыскивая с хозяйства в размере 183% годовых за пользование кре­дитом за период, когда учетная ставка банковского процента неу­клонно снижалась и была много­кратно меньше договорной, истец злоупотребляет своим правом на получение процентов по кредиту (постановление ФАС СКО по делу №Ф08-575/98).По другому делу суды первой и апелляционной инстанций отказа­ли банку во взыскании в полном объ­еме процентов за пользование валютным кредитом на том основа­нии, что условие заключенного в 1998 г.

кредитного договора об оп­лате за кредит 38% годовых явля­ется злоупотреблением правом. Данный вывод мотивирован имею­щимся в деле письмом Националь­ного банка Республики Калмыкия, из которого следует, что средняя процентная ставка по валютным кредитам в 1998 г. составляла 23,5% годовых. Суд кассационной инстан­ции данные судебные акты оставил в силе (постановление ФАС СКО от 1 марта 2001 г.

№Ф08-416/2001).Наконец, по третьему из рассматриваемых дел суд указал на то, что установление в кредитном догово­ре необоснованно завышенных процентов по существу является зло­употреблением правом, т.к. потери истца покрываются ставкой рефи­нансирования ЦБ РФ.

При таких обстоятельствах суд первой инстан­ции правомерно применил ст.

10 ГК РФ и взыскал проценты за пользование займом по средней ставке рефинансирования (постановление ФАС Уральского округа от 24 дека­бря 2002 г.

№ Ф09-3142/02-ГК).В первом деле истец, по мне­нию суда, злоупотребил правом на получение процентов, во вто­ром и третьем делах в качестве злоупотребления квалифициро­вано включение в договор усло­вия о размере процентов за поль­зование кредитом.По всем трем делам судебные инстанции при вынесении реше­ния руководствовались ст. 10 ГК РФ, содержащей запрет зло­употребления правом, что по­влекло для лиц, участвующих в этих делах, ощутимые матери­альные последствия, в связи с чем есть смысл обсудить законность сделанных судами выводов.Определение законности и обоснованности данных судебных актов зависит от понимания сущ­ности злоупотребления правом. Исходя из того, что целью субъ­ективного гражданского права яв­ляется удовлетворение интере­сов управомоченного лица, мож­но прийти к выводу, что злоупо­требление субъективным граж­данским правом имеет место лишь тогда, когда управомоченное ли­цо осуществляет принадлежащее ему право при отсутствии инте­реса, для удовлетворения кото­рого право предназначено.Оценивая доводы судов о нали­чии в действиях истцов злоупотребления правом, необходимо учесть, что их интерес как ком­мерческих организаций состоит в получении прибыли от хозяйст­венной деятельности (за исклю­чением случаев, когда коммерче­ская организация получает де­нежные средства от ведения де­ятельности, не являющейся пред­принимательской), и, как следст­вие, у них всегда есть интерес в получении денег.

Данный интерес охраняется законом (ч. 1 ст. 2 и ч. 1 ст. 50 ГК РФ).

Следовательно, дей­ствия, направленные на осуществление права взыскания про­центов по договору займа, не мо­гут признаваться злоупотребле­нием правом.Сомнительна, на мой взгляд, оценка в качестве злоупотребле­ния действий по

«установлению размера процентов за пользова­ние займом»

. В соответствии с ч. 2 ст. 1 ГК РФ граждане и юриди­ческие лица свободны в установ­лении своих прав и обязанностей на основе договора и в определе­нии любых не противоречащих законодательству условий дого­вора.

У заимодавца нет права в одностороннем порядке опреде­лять условия договора.

Прини­мая сумму займа на предусмот­ренных договором условиях, за­емщик тем самым соглашается с условием о размере процентов за пользование займом. Даже если признать такой заем договором присоединения, в котором усло­вие о процентах с заемщиком не согласовывается, то последний может оспаривать размер про­центов по основаниям, предусмо­тренным в ч.

2 и 3 ст. 428 или ст. 451 ГК РФ, путем предъявле­ния иска о расторжении или из­менении договора, что ни в одном из рассматриваемых случае сде­лано не было.В качестве примера такого под­хода к решению данного вопроса можно привести следующее судеб­ное дело. Василеостровский район­ный суд г. Санкт-Петербурга реше­нием от 8 августа 2003 г., оставлен­ным в силе кассационной инстанци­ей, удовлетворил иск АКБ «Сберега­тельный банк РФ» к одному из сво­их вкладчиков о расторжении дого­вора банковского вклада, предусма­тривавшего уплату 5% годовых еже­месячно в связи с существенным из­менением обстоятельств.

Суд при­шел к выводу, что вследствие изме­нения финансово-экономической ситуации в стране, снижения ставки рефинансирования со 180% годо­вых на момент заключения догово­ра до 18% годовых на момент обра­щения банка с данным иском послед­ний несет существенные убытки, ко­торые при заключении договора он предвидеть не мог, поскольку исхо­дил из возможности в будущем из­менять размер процентной ставки в соответствии с изменениями став­ки рефинансирования. Верховный Суд РФ, подтвердив правильность вывода суда первой инстанции о том, что с признанием недействительным условия об одностороннем измене­нии процентной ставки существен­но изменились обстоятельства, из которых стороны исходили при за­ключении договора, определением от 23 февраля 2004 г. отказал в ис­требовании данного дела для пере­дачи его на рассмотрение в суд над­зорной инстанции.Применительно к первому из рассмотренных дел едва ли мож­но согласиться с квалификацией взыскания процентов за пользо­вание кредитом как применением мер ответственности.

Такое дей­ствие является присуждением к исполнению обязанности в нату­ре, которое в практике Высшего Арбитражного Суда РФ ответст­венностью не признается (поста­новление Президиума ВАС РФ от 23 февраля 1999 г. №5033/98). Вызывает сомнение и обоснованность квалификации действий истца как злоупотребление правом по мотиву того, что

«учетная ставка банковского процента неуклонно снижалась»

.

Данная ставка ут­верждается Центральным бан­ком РФ. Последний, однако, не определяет процентные ставки по кредитам, выдаваемым коммер­ческими банками.

В обсуждаемой ситуации можно говорить о нару­шении судом принципа недопус­тимости произвольного вмеша­тельства кого-либо в частные де­ла (ч. 1 ст. 1 ГК РФ).Если, по мнению суда, взыска­нием этих процентов должнику причиняется вред, есть основа­ния обсудить применение ч. 3 ст. 1064 ГК РФ, согласно которой в возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен с согласия потерпевшего, а дейст­вия причинителя вреда не нару­шают нравственные принципы общества.Ввиду особого значения этого момента необходимо остановить­ся на нем подробнее.

Нравствен­ное чувство, включающее твер­дое понимание нравственных принципов общества, присуще каждому судье как человеку и гражданину.

Возможно, что в по­добного рода постановлениях сказывается господствующая в обществе (и не только россий­ском) отрицательная моральная оценка ростовщичества, основан­ная на том, что фактическое мо­гущество кредитора, защищен­ное правом, простирается далее его юридического могущества. Благодаря тому обстоятельству, что он может оказать на должни­ка некоторое юридическое воз­действие, он оказывает на него, сверх того, и фактическое воз­действие.

Вместе с тем не исклю­чено, что в основе желания снять с должника часть долгового бре­мени лежит психологическая ус­тановка у ряда судей защищать слабого, а не правого, что, по за­мечанию Р. Иеринга, является признаком «слабого времени»: «Сильное время, прежде всего, заботится о том, чтобы кредитор до­бился своего права, если бы да­же должнику пришлось от этого погибнуть».В качестве примера подхода к разрешению споров данной категории можно привести постановле­ние ФАС Северо-Западного округа от1 ноября1999г.№А-05-3100/99-226/10. В этом деле кредитор потребовал взыскания с должника ; процентов за пользование кредитом по ставке 180% годовых при «ставке рефинансирования 60%.

Удовлетворяя заявленные требования лишь частично, суд первой инстанции посчитал, что условие п. 11 кредитного договора, которым установлена ставка за пользование кредитом в размере трехкратной ставки рефинансирования на сумму, соответствующую цене товара (в данном случае 180% годовых), является кабальным.Сославшись на ст.

10 ГК РФ, суд расценил данное условие догово­ра как злоупотребление правом и уменьшил размер ставки за поль­зование кредитом до ставки рефи­нансирования — 60% годовых. От­меняя решение суда первой ин­станции, ФАС СЗО не применил ст.

10 ГК РФ, т.к. действия истца направлены не на причинение вре­да должнику, а на получение при­были.Такой подход был подвергнут критике со ссылкой на то, что ли­цо, употребляющее право во зло другому лицу, может безразлич­но относиться к тому, причинит оно вред другому или нет. Поэто­му направленность воли на извле­чение прибыли сама по себе не мо­жет являться основанием для вы­вода об отсутствии злоупотреб­ления правом.Между тем злоупотребление правом не предполагается (ч.

3 ст. 10 ГК РФ). Поэтому направ­ленность воли на извлечение при­были сама по себе не может яв­ляться основанием и для вывода о наличии злоупотребления пра­вом. В любом случае обогащение за счет контрагента недопустимо только при привлечении его к гражданско-правовой ответст­венности, а бремя доказывания намерения кредитора употребить право во зло должнику лежит на должнике.Так, по одному из дел, апелляционная инстанция отказала во взыскании повышенных процентов за просрочку уплаты процентов по кре­диту со ссылкой на то, что закон не устанавливает такие правовые последствия, как уплата заемщиком процентов за просрочку в выплате плановых процентов (т.е.

процентов за пользование). Включение в договор такого условия расценено как злоупотребление правом.

Отменяя апелляционное постановление, ФАС Московского округа указал на отсутствие доказательств того, что при заключении договора истец преследовал цель умышленно причинить вред ответчику (постановление ФАС МО от 16 января 2001 г.

№ КГ-А40/6300-00).Практический вывод из ска­занного может быть сформулиро­ван следующим образом: условие кредитного договора или догово­ра займа, предусматривающее какой угодно высокий размер про­центов за пользование денежны­ми средствами, не может быть квалифицировано как злоупо­требление правом.

При взыска­нии кредитором с должника про­центов за пользование денежны­ми средствами по кредитному до­говору или договору займа раз­мер указанных процентов не мо­жет быть уменьшен судом на ос­новании ст.

10 ГК РФ. Уменьше­ны могут быть только проценты, взыскиваемые в качестве санк­ции за просрочку погашения де­нежного долга на основании ст. 333 ГКРФ. Применение норм ст.

10 ГК РФ при взыскании оплаты по договорам, содержащим «валютную оговорку»В договоры, предусматриваю­щие оплату товаров, работ или ус­луг, стороны иногда включают «валютную оговорку», согласно которой сумма платежа исчисля­ется в привязке к курсу опреде­ленной иностранной валюты (ст.

317 ГК РФ). При разрешении споров, связанных с «валютной оговоркой», суды в ряде случаев обсуждают вопрос о применении ст. 10 ГК РФ.Так, ООО «Продюсерский центр «ДО» обратилось с иском к ООО«Таганрогская телекомпания» о взыскании 56 820 руб. задолженности за оказанные услуги, эквивалентных 2000 долларов США.Решением суда первой инстан­ции иск был удовлетворен.

ФАС СКО решение суда отменил с направлением дела на новое рас­смотрение, указав на то, что в свя­зи с ростом в несколько раз курса доллара требование разницы между суммой задолженности, определенной по курсу на день платежа, и суммой платы за ана­логичные услуги на эту же дату фактически является злоупотреблением кредитором своим пра­вом (при условии отсутствия у кредитора неисполненных на момент резкого роста курса валют­ных обязательств перед третьи­ми лицами, возникшими в связи с неисполнением обязательств должником). Поэтому, если услу­ги оплачены истцом в иностран­ной валюте до 17 августа 1998 г., его требования в этой части су­дебной защите не подлежат.

По мнению ФАС СКО, иной подход ставит участников договорных от­ношений, применивших валют­ную оговорку до 17 августа 1998 г., в неравное правовое положение, нарушает принцип эквивалентности в гражданских правоотноше­ниях и создает для кредитора воз­можность получения за счет должника несправедливо высокой денежной суммы (постанов­ление ФАС СКО от 13 ноября 2000 г. № Ф08-3095/2000).Позиция суда ясна: сколько истец затратил на оказание ус­луг, столько он и должен полу­чить от ответчика.

Здесь есть право, и оно осуществляется.

Од­нако злоупотребления правом нет, т.к. у истца есть интерес в его осуществлении.

Истец, по мысли суда, пытается нажиться на резком повышении курса ино­странной валюты, т.е. на обстоя­тельстве, за появление которого никто, в том числе и кредитор, не отвечает. В появлении этого об­стоятельства нет заслуги кре­дитора, это не результат его нор­мальной хозяйственной деятель­ности, и поэтому, по мнению су­да, было бы несправедливо дать истцу нажиться на нем.

Таким образом, как ни парадоксально это может показаться, суд отка­зал в иске как раз именно пото­му, что истец не причастен к рез­кому повышению курса иностранной валюты в августе-сентя­бре 1998 г.Оценивая доводы процитиро­ванного постановления, необхо­димо заметить, что в ГК РФ не закреплен принцип эквивалент­ности.Иное привело бы к тому, что, к примеру, подрядчик сможет взы­скать с заказчика не договорную цену работы, а ту цену, которая точно соответствует его фактиче­ским затратам. Между тем цель предпринимательской деятель­ности состоит не в компенсации затрат, а в получении прибыли.Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 мая 2003 г.

№ 1199/03 изло­женная позиция судов признана незаконной.Отменяя постановление касса­ционной инстанции, которым кре­дитору было отказано в иске со ссылкой на резкое увеличение курса доллара США, Высший Ар­битражный Суд РФ, обоснованно избегая экономических и мораль­ных аспектов, сослался на нали­чие у должника обязанности над­лежащим образом исполнять обя­зательство по оплате в соответст­вии с условиями обязательства и требованиями закона, иных пра­вовых актов.При этом ВАС РФ особо под­черкнул, что, отказывая креди­тору в иске по мотиву злоупотреб­ления им своим правом, суд не указал, какие именно действия истца квалифицированы им как злоупотребление правом, если учитывать наличие обязанности ответчика оплатить поставлен­ную истцом продукцию.Хочется выразить надежду, что это постановление Высшего Арбитражного Суда РФ будет способствовать выработке у су­дов правильного понимания пра­вовой природы и назначения ин­ститута злоупотребления субъ­ективными гражданскими пра­вами.Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2004 г. № 281-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Дудник Маргариты Викторовны на нарушение ее конституционных прав положениями ст.

145 ГК РФ». Иеринг Р. Борьба за право.

– М., 1874. – С. 64. Рыжков Ю.В., Махненко Р.Н., Мельник В.В.

Практика рассмотрения Федеральным Арбитражным судом Северо-Кавказского округа споров, связанных с применением ст.

10 Гражданского Кодекса РФ // Вестник Федерального Арбитражного суда Северо-Кавказского округа.

– 2002. — № 1. – С. 107 Президиум ВАС РФ в постановлении от 20 мая 1997 г. № 53-63/96 разъяснил: «… Одним из основных принципов гражданского законодательства является обеспечение восстановления нарушенных прав (п. 1 ст. 1 ГК РФ), поэтому предусмотренные меры воздействия, применяемые при нарушении гражданских прав, имеют целью восстановление имущественной сферы потерпевшего лица.

Уплата потерпевшему сумм, превышающих действительный размер понесенного им ущерба, допускается гражданским законодательством лишь в ограниченных случаях и в четко определенном порядке» // ВАС РФ. – 1997. — №8. – С. 32. Аналогичные постановления судов: ФАС СКО от 24 марта 2003 г. № Ф08-800/2003, ФАС Волго-Вятского округа от 17 марта 1999 г.

№ 157/2, ФАС Западного округа от 29 июня 1999 г. № Ф04/1303-313/А03-99. Вынесенное позднее, 20 августа 2003 г., по аналогичному делу постановление ФАС СКО № Ф08-3055/2003 почти дословно воспроизводит изложенные аргументы ВАС РФ.

Как противодействовать злоупотреблениям банкротов — физических лиц

Согласно Федеральному закону от 29.06.2015 N 154-ФЗ «Об урегулировании особенностей несостоятельности (банкротства) на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — «Закон») дата вступления в силу поправок в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», позволяющих физическим лицам заявить о своем банкротстве (далее — «Закон о банкротстве»), перенесена на 1 октября 2015г. В целом Закон о банкротстве не предусматривает каких-либо принципиально новых правовых инструментов для защиты интересов банков и иных кредиторов в деле о банкротстве гражданина. В конкурсную массу банкрота не попадает имущество, на которое нельзя обратить взыскание в ходе исполнительного производства.

Нельзя, например, обратить взыскание на единственную «роскошную» квартиру должника, переселив его в более скромное жилье. Напротив, Закон о банкротстве предоставляет должникам правовые возможности, в отношении которых у нас нет сомнений, что они будут использоваться должниками для совершения злоупотреблений в отношении кредиторов.

Надеемся, что такие «лазейки» для должников по использованию процедуры банкротства в целях. в первую очередь, уклонения от погашения задолженности будут ограничены практикой применения закона и разъяснениями высшей судебной инстанции. Но пока в отсутствие таковых попытаемся смоделировать ситуацию, которая возникнет после 1 октября 2015г.

в контексте возможных злоупотреблений должников и определить средства реагирования на такие нарушения.

Некоторые распространенные заблуждения кредиторов, которые могут помешать адекватному восприятию ситуации: Заблуждение 1.

Закон будет распространяться только на долги, возникшие после вступления его в силу.

Это не так. На наш взгляд, и ранее не было достаточных аргументов в пользу такой позиции, но теперь вопрос решен однозначно. Согласно п. 10 ст. 14 Закона, положения Закона о банкротстве, предусматривающие освобождение гражданина от обязательств, применяются также в отношении обязательств, возникших до 1 октября 2015 года.

Заблуждение 2. Должникам не выгодно свое банкротство, т.к.

банк получает эффективные возможности по оспариванию ранее совершенных должниками сделок по выводу своего имущества в соответствии со ст.

61.2 и 61.3 Закона о банкротстве.

Указанные статьи предусматривают дополнительные возможности для оспаривания сделок должника по специальным основаниям, как например, оспаривание сделки, совершенной должником с целью причинения вреда кредиторам. Однако указанные статьи могут полноценно применяться только для оспаривания сделок должника, совершенных после 1 октября 2015г., как это предусмотрено п. 13 ст. 14 Закона. Заблуждение 3.

В ходе процедуры реструктуризации платежеспособность должника может быть восстановлена.

Нам представляется, что процедура реструктуризации, с которой по общему правилу должно будет начинаться любое банкротство гражданина, предусмотрена в Законе о банкротстве не более, чем для красоты. Полагаем, что в редких ситуациях должник может быть заинтересован в восстановлении своей платежеспособности, а не списании своих долгов.

Последствия поражения в правах лица, признанного банкротом, не являются существенными для среднестатистического должника (ст. 213.30 Закона о банкротстве). В условиях российской действительности ими вообще можно пренебречь.

Кроме того, Закон о банкротстве в п.8 ст. 213.6 предусмотрел исключение, грозящее стать правилом.

Так если гражданин не имеет источника дохода на дату представления плана реструктуризации его долгов (п. 1 ст. 213.13 Закона о банкротстве), то по его ходатайству суд при принятии заявления сразу же вправе признать его банкротом и ввести процедуру реализации имущества. Из тех, кто поспешит воспользоваться Законом условно выделим две группы должников: добросовестные и недобросовестные.

К числу добросовестных должников можно отнести всех, кто стал таковыми в связи с объективными экономическими обстоятельствами или допустил небрежность при принятии финансовых решений: валютные ипотечники, поручители по кредиту за недобросовестных знакомых, попавшие в тяжелые жизненные обстоятельства граждане.

Для них восстановление платежеспособности, как правило, изначально не возможно, и они прибегнут к банкротству чтобы сбросить с себя непосильное финансовое бремя. Такие должники специально к банкротству не готовились, хотя могли уже с начала 2015г., когда стало известно о поправках в Закон о банкротстве, перестать обслуживать свои долги в расчете на их списание в обозримом будущем.

К категории недобросовестных должников, на которых мы остановимся в дальнейшем подробнее, относятся «профессиональные» должники и кредитные мошенники. Данную группу должников можно охарактеризовать тем, что они либо изначально не планировали возвращать кредит, либо могут это сделать полностью или в значительной части, но не хотят.

Многие из таких должников: — имеют значительные личные и бизнес активы, оформленные на формально не связанных с ними лиц; — обычно официально не работают или получают символическую зарплату, пользуются по доверенности оформленной на знакомого машиной и даже фиктивно разводятся с супругом, дабы обезопасить свое имущество; — могли уже попробовать списать долги, фиктивно став предпринимателем и попытавшись обанкротиться по действующим правилам Закона о банкротстве; — уже несколько подустали каждый раз при необходимости заграничной командировки обходить запрет на выезд зарубеж; — восприняли поправки в Закон о банкротстве как отличную возможность избавления от своих долгов; — приступят к своему банкротству полностью подготовленными, заблаговременно спрятав все не обремененные обязательствами активы и наняв команду специалистов, которая обеспечит им контроль за процедурой и достижение желаемого результата в виде списания всех долгов. Цели и методология работы кредитора в противостоянии с недобросовестным должником: 1. Не допустить признания судом заявления о банкротстве должника обоснованным.

Если суд признает заявление должника необоснованным, то в банкротстве будет отказано и дальнейшее взаимодействие с должником останется в рамках исполнительного производства, если таковое открыто. 2. Если заявление должника признано обоснованным — не допустить признания его банкротом без введения процедуры реструктуризации в порядке п. 8 ст. 213.6 Закона о банкротстве.

Признание должника банкротом сразу же при подаче им заявления крайне не выгодно кредиторам, поскольку время в данном случае играет на них.

Должник, напротив, заинтересован в том, чтобы процедура прошла как можно быстрее: так легче скрыть все нарушения. При такой «упрощенной» процедуре сокращаются сроки банкротства, у кредиторов не будет возможности предложить иную кандидатуру финансового управляющего, чем та, которая утверждена судом при подаче заявления должника. Финансовый управляющий в рассматриваемом случае сразу же приступит к процедуре реализации активов должника.

При массовом банкротстве должников, ожидаемом после 1 октября 2015г., у банка может не хватить ресурсов для своевременного реагирования на нарушения, допускаемые в таких ускоренных процедурах. 3. Постараться получить максимально возможное удовлетворение своих требований.

В указанном случае необходимо помогать финансовому управляющему в наполнении конкурсной массы, при необходимости обжаловать его действия, следить за включением в реестр требований сомнительных кредиторов. 4. Если не вышло получить полное удовлетворение своих требований — добиться сохранения обязательств должника в непогашенной части.

По общему правилу и исходя из смысла процедуры банкротства, оставшиеся непогашенными обязательства должника списываются. Однако есть ряд исключений, когда должник признается банкротом, но его обязательства перед кредиторами сохраняются в непогашенной части (п. 4 ст.213.28 Закона о банкротстве).

Так, в частности, не допускается списание долгов, если в ходе банкротства: — установлено, что должник не предоставил необходимые сведения или предоставил заведомо недостоверные сведения финансовому управляющему или арбитражному суду; — доказано, что должник в целом действовал незаконно при возникновении или исполнении обязательства, на котором добросовестный кредитор основывал свое требование в деле о банкротстве. Последнее правило в отсутствие разъяснений о порядке его применения может быть истолковано буквально и достаточно широко в защиту интересов кредитора.

5. Если суд списал долги и прекратил производство по делу о банкротстве — продолжить работу по выявлению фактов сокрытия должником имущества или его передачи третьим лицам.

Если обстоятельства неправомерных действий должника вскрылись после завершения его банкротства, то такие обстоятельства могут стать поводом для возобновления процедуры банкротства должника (ст.

213.29 Закона о банкротстве). В последнем случае суд возобновляет производство по делу о банкротстве со стадии реализации имущества должника. В конкурсную массу в указанном случае подпадает и все новое имущество должника, которое он успел приобрести с момента завершения банкротства и на которое можно обратить взыскание по правилам ГПК РФ.

Из наиболее вероятных злоупотреблений недобросовестных должников выделим следующие: 1. Должник заблаговременно вывел активы или умолчал о них при подаче заявления о банкротстве.

Гражданин, как известно, не ведет бухгалтерскую отчетность. Проследить, какое имущество у него имелось до момента подачи заявления о банкротстве, если оно не подлежит учету или регистрации в специальных реестрах, может быть затруднительно. Тем не менее, определенная работа кредитором на этапе подачи заявления должника может быть сделана.

При подаче заявления должник должен приложить к нему список своего имущества (п. 3 ст. 213.4 закона о банкротстве).

Если кредитором будет доказано, что должник представил неполный список своего имущество, то суд признает заявление должника необоснованным (п.2 ст. 213.6 Закона о банкротстве). В отношении «профессиональных» должников банк заблаговременно может собрать сведения об их активах, чтобы оперативно заявить свои возражения при подаче должником заявления о банкротстве. Если заявление должника признано обоснованным, то не стоит рассчитывать на то, что финансовый управляющий будет заинтересован самостоятельно осуществлять мероприятия по поиску имущества должника.

Закон о банкротстве предоставляет финансовому управляющему широкие полномочия по выявлению активов должника (п.

7 ст. 213.9 Закона о банкротстве), но сам он за вознаграждение в 10 000 рублей, очевидно, с необходимым усердием этого делать не будет и в этом ему нужно помочь. 2. В реестр кредиторов должника включаются аффилированные с ним кредиторы.

Целью недобросовестного должника во включении в реестр контролируемой кредиторской задолженности может быть: — достижение контроля на собрании кредиторов для определения порядка продажи имущества и решения иных существенных вопросов банкротства; — увеличение доли контролируемых кредиторов в реестре и конкурсной массе за счет уменьшение доли других кредиторов. Предвосхищаем множественное появление в будущих банкротствах граждан поддельных векселей, договоров займа и поручительств, которые будут использоваться должником в вышеуказанных целях.

Для защиты интересов добросовестного кредитора может быть использована обширная практика оспаривания включения в реестр требований «искусственных» кредиторов, наработанная в рамках процедур банкротства юридических лиц. В этом смысле передача дел о банкротстве граждан из компетенции судов общей юрисдикции в ведение арбитражных судов играет в пользу добросовестных кредиторов. При определенных обстоятельствах такие сделки, которые являются обычно мнимыми, могут быть оспорены как совершенные с целью причинения вреда кредиторам, о чем шла речь выше.

3. Должник обеспечил предсказуемость и контроль за процедурой своего банкротства, утвердив лояльного финансового управляющего.

В настоящий момент должник при подаче заявления на себя вправе указать только кандидатуру СРО, из членов которой будет утвержден финансовый управляющий (п.

4 ст. 213.4 Закона о банкротстве). Однако мы уверены, что на практике не возникнет препятствий для достижения нужных договоренностей между недобросовестным должником и конкретным финансовым управляющим о проведении банкротства с нужным результатом.

При выявлении факта необъяснимой лояльности финансового управляющего должнику и пулу аффилированных с ним кредиторов добросовестный кредитор может использовать для защиты все средства, которые выработаны практикой арбитражных судов в делах о банкротстве юридических лиц. В частности: — оспаривать действия финансового управляющего в прокуратуру, Росреестр, СРО и непосредственно в арбитражный суд; — требовать возмещения причиненных убытков с финансового управляющего и его СРО; — требовать отстранения финансового управляющего от исполнения его обязанностей и проч.

4. Должник совершает вполне конкретные преступления при подготовке или в ходе банкротства.

В ходе работы по делу о банкротстве банку может стать доступной информация о совершении должником и его кредиторами деяний, которые подпадают под Уголовный Кодекс РФ. Вслед за принятием поправок в Закон о банкротстве, законодатель также расширил составы преступлений по ст. 195 УК РФ (Неправомерные действия при банкротстве), ст.

196 (Преднамеренное банкротство) и ст. 197 УК РФ (Фиктивное банкротство), дополнив их возможностью привлечения к уголовной ответственности за упомянутые деяния также и граждан.

Часто в действиях должника можно обнаружить признаки других преступлений, в частности, предусмотренных ст. 159 УК РФ (Мошенничество), ст. 303 УК РФ (Фальсификация доказательств по гражданскому делу).

Для понуждения должника к добросовестному поведению кредитору имеет смысл фиксировать такие нарушения и добиваться возбуждения уголовных дел. Также в действиях должника могут быть найдены признаки налоговых преступлений (ст. 198, 199 УК РФ) и легализации (ст.

174, 174.1 УК РФ). Такие нарушения также имеет смысл выявлять как минимум из-за того, что: — как известно, правоохранительные органы на порядок лучше реагируют на нарушения, затрагивающие интересы государства, а не конкретных потерпевших, особенно, по экономическим составам; — риск получения претензий от налоговых органов или возможность включения в реестр налоговой задолженности воспринимаются недобросовестным должником очень чувствительно, что может дать ему стимул для добровольного погашения задолженности. Таким образом, несмотря на очевидную «продолжниковскую» направленность Закона, у кредиторов имеются достаточно эффективные средства пресечения недобросовестных действий должника.

При правильном управлении работой с просрочившим должником, собирающимся стать банкротом, кредиторы могут добиться если не полного погашения задолженности, то оплаты ее в более значительной части, чем они смогут получить по итогам реализации имущества должника. А если банкротство уже инициировано должником, то достичь с ним разумного мирового соглашения.

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+